Интервью педро и пенелопы о фильме «возвращение»

Интервью Педро и Пенелопы о фильме Возвращение

Архивный материал для английской газеты Guardian 2006 года.

Прошло шесть лет по окончании совместной работы известного испанского режиссера Педро Альмодовара и актрисы Пенелопы Крус в киноленте «Все о моей матери». Они встретились, дабы поболтать о съемочном ходе, их дружбе и рождении их совместного фильма «Возвращение».

Мария Дельгадо: Педро и Пенелопа, вам очень рады к нам в данный красивый вечер! Я бы желала обсудить вашу совместную работу «Возвращение».  Думаю, имеется часть мистики в заглавии фильма. Вы, Педро, возвратились на отчизну, провинцию Ла-Манча. Возвратились к истокам собственного творчества,  стилю ваших первых работ, и актрисам, которых вы в далеком прошлом не снимали в собственных фильмах – Кармен Маура, Пенелопе Крус… А для вас, Пенелопа, фильм стал возвращением к сотрудничеству и испанскому языку с Педро.

Что вы думаете об этом?

Педро Альмодовар: Вправду, в данной киноленте ни одна дорога ведет назад, к истокам.  Среди них и упомянутое вами мое возвращение к работе с Кармен и Пенелопой, и возвращение к моим корням. Все это думается мне на данный момент таким милым. Главным персонажем, воплощающим в себе данный путь назад, есть Ирен, роль которой выполнила Кармен Маура.

Кстати, «Volver», если вы привычны с аргентинской музыкой, это еще и известное танго 30-х годов Карлоса Гарделя. Эта песня играется главную роль в фильме, потому что именно ее выбрала персонаж Кармен для собственной красивой дочери, персонажа Пенелопы, для прослушивания – героиня Пенелопы желала стать кинозвездой. И в то время, когда Раймунда поет ее, это весьма мило.

Ирен знает, что дочь не забывает ее, поскольку она поет как раз эту песню, когда-то выбранную матерью. Песню о том времени, в то время, когда мать пробовала сделать из собственной красивые женщины Раймунды кинозвезду. Понимаете, сцена в конце фильма, в которой Ирен говорит ей: «С каких пор у тебя такая громадная грудь?», а дочь отвечает: «С самого детства, мама».

Так что она была весьма привлекательным ребенком, и мать, сама того не ведая, формирует для отца непреодолимое искушение, чувство страсти к прекрасной девочке. Да, «Возвращение» весьма замысловатая работа.

Мария Дельгадо: А для вас, Пенелопа?

Пенелопа Крус: Спустя десятилетия я возвратилась, как вы уже сообщили, к родному языку. И к работе в Испании. Над «Возвращением» мы трудились полгода – три месяца репетиции, и три месяца съемок.

И я безумно счастлива, что эти полгода я провела в собственной родной стране, в окружении семьи и друзей. Но самым ответственным возвращением стала моя работа с Педро. Мы пять лет не снимали кинокартин, и, без оглядки на то, что мы все равно поддерживали сообщение, мне показалось, что мы не виделись лет двадцать.

Любой раз, снимаясь в кино, я думаю про себя: «А что он думает об этом?». Часть Альмодовара постоянно присутствует в моих работах.

Мария Дельгадо: Роль Раймунды была написана специально для Пенелопы?

Педро Альмодовар: Она знала эту историю сначала, с первого страницы. Но в ходе разработки сценария неизменно что-то изменяется. Сперва я желал снять Пенелопу в роли внучки, но данный персонаж был не таким важным, а мне хотелось, дабы Пенелопа занимала большое место в данной истории. Я продолжительно сомневался, поскольку Пенелопа через чур молода, дабы быть матерью 15-летней дочери.

Сценарий был переписан пять либо шесть раз, но наконец-то, образ Раймунды начал ассоциироваться у меня лишь с Пенелопой.

Мария Дельгадо: А роль матери Раймунды у вас сходу ассоциировалась с Кармен Маурой?

Педро Альмодовар: В большинстве случаев, я не держу в голове образ определенного актера. В данном конкретном случае я желал трудиться с Пенелопой, и потому она была задействована в проекте сначала. Специально для Кармен я писал лишь одну роль – в киноленте «Дамы не так далеко от нервного срыва».

А для Антонио Бандераса в свое время – роль в фильме «Свяжи меня!». Не смотря на то, что я трудился с ними неоднократно, в большинстве случаев я сперва пишу сценарий, и лишь позже подбираю актеров. Однако, Кармен появилась в моей голове в момент явления призрака Ирен, и это поменяло все, что я писал раньше. В начале фильм казался милой комедией о мадридских соседях. Но как раз в момент первого явления призрака, я поразмыслил, что вот она, история, которую я искал.

Персонаж Ирен начал неспешно замещать собой основную тему фильму – отношения между дочерью и матерью. Так что мысль работы с Кармен пришла ко мне фактически в начале моей работы над проектом.

Мария Дельгадо: Вы упомянули, что репетировали в течение трех месяцев перед съемкой. В чем заключалась репетиция?

Педро Альмодовар: Я одержим музыкальностью диалогов. Я заключил , что моя работа с актерами – это больше работа театрального постановщика, чем режиссёра. Мы начали репетицию с чтения диалогов за круглым столом, дабы верно уловить тон и обучиться просматривать между строчков.

Я кроме этого подготавливаю актеров в физическом замысле, у меня имеется особая команда, помогающая мне в этом. Это крайне важно для актера – смотреться в зеркало и видеть в том месте собственного персонажа. Пенелопа в собственном образе была некой домохозяйкой, весьма сильной и боевой дамой. Но и актеры довольно часто привносят частицу себя в собственного персонажа – Раймунда превратилась в по-детски уязвимую даму. К тому же, вопреки традициям, Раймунда совсем не похожа на хорошую испанскую домохозяйку.

Данный образ я позаимствовал из итальянского кино 1950-х – с героинь Софи Лорен, Анны Маньяни и Клаудии Кардинале. Пенелопе из-за ее мелкого лица было нужно поменять прическу – на голове необходимо было создать что-то тяжелое и высокое.

Мария Дельгадо: Пенелопа, думается, он забыл, что ты тут.

Пенелопа Крус: Ничего, я привыкла.

Интервью педро и пенелопы о фильме возвращение

Педро Альмодовар: Понимаете, мне весьма не пришолся по нраву макияж Клаудии Кардинале – у нее была через чур чёрная подводка для глаз. Но на Пенелопе таковой макияж смотрелся совсем в противном случае! Помимо этого, крайне важно, дабы у дамы была задница. Задница – это знак оптимизма, понимаете ли.

Единственным отечественным промахом было то, что мы вынудили Пенелопу носить фальшивую задницу. Это не просто физический нюанс, но и духовный: Пенелопа танцует на мысочках, ее перемещения легки и воздушны. Но отечественная героиня должна быть более приземленной, словно бы бы отягощенной жизненными неурядицами.

Разве громадная задница не есть неким грузом, притягивающим Пенелопу к почва?

Мария Дельгадо: Пенелопа, а ваше вывод обо всем этом мы можем определить?

Пенелопа Крус: Желала бы я, дабы Педро был рядом любой раз, в то время, когда у меня задают вопросы, настоящая ли у меня задница. Журналисты пишут, что продюсеры приделывают мне фальшивую, по причине того, что моя личная не хватает роскошна. Ничего они в этом не знают. Как Педро уже растолковал, я вправду почувствовала себя вторым человеком, более приземленной что ли. Мне понравилось это новое состояние. Его возможно сравнить с верным выбором обуви для персонажа.

Правда мне сложно обсуждать такие вещи в интервью, по причине того, что мне задали вопрос про фальшивую задницу уже раз 50. В большинстве случаев следующим вопросом звучит вопрос про мою анорексию либо булимию. Как раз исходя из этого я обожаю, в то время, когда рядом Педро.

Педро Альмодовар: Еще одна вещь, которую я сделал – я постарался сделать ниже тембр ее голоса. Это забрало много времени, но было очень принципиально важно для ее героини. Действительно, как вы уже, возможно, увидели, препараты для трансформации тембра голоса, были весьма изнурительными для Пенелопы (шутит).

Мария Дельгадо (Пенелопе): Вы почувствовали отличие между работой в «Возвращении» и «Живой плоти»? В киноленте «Живая плоть» вы игрались молодую маму, девушку легкого поведения, давшую судьбу новому человеку. С одной стороны, это весьма маленькая роль, но во многом ваше появление на экране «похитило» фильм – его начало стало одним из самых феноменальных сцен.

Педро Альмодовар: Это как коктейль из короткометражек. Эту сцену возможно отделить от фильма, и она станет отдельной кинолентой. Ее появление в «Живой плоти» заняло восемь мин., и я обязан сообщить, она была красива.

Стивен Фрирз сообщил мне, что влюбился в нее за эти восемь мин..

Мария Дельгадо (Пенелопе): Педро в роли вашего агента так же оптимален, как и в роли режиссера.

Пенелопа Крус: Он – мое все.

Педро Альмодовар: Я говорю вам это, по причине того, что желаю, чтобы вы знали – несколько я считаю ее неподражаемой актрисой. В ночь, в то время, когда героиня Пенелопы в «Живой плоти» рожает ребенка, в Испании установлен диктаторский режим Франко. Мне был нужен храбрец, рожденный под несчастливой звездой, с страшной судьбой. Одежда, которую мы нашли для Пенелопы, была настоящей, ношенной кем-то. Но в то время, когда мы одели ее в эту одежду стиля финиша 60-х – она смотрелась моделью, а никак не девушкой легкого поведения.

Мы были потрясены и не знали, что и делать – одежда была по-настоящему некрасивой, но Пенелопа смотрелась фантастически кроме того в ней. Тогда мы отчаялись и приделали ей фальшивую бородавку.

Пенелопа Крус: И вдобавок усики.

Педро Альмодовар: Да, и их также.

Мария Дельгадо: Но ее роль в «Живой плоти» — гламурной, сексуальной дамы, и роль в «Возвращении» — совсем различные. Это говорит о том, какой различной возможно Пенелопа, о ее потрясающем актерском таланте.

Педро Альмодовар: Я сбился с ног, пробуя отыскать хоть какой-то метод сделать ее пошлой и несложной, ничем не примечательной, девушкой.  Нет никаких ограничений для тех чувств, что она вкладывает в работу. Я желал быть режиссером, дабы трудиться с актерами – в то время, когда у актера получается вжиться в роль, это похоже на чудо, а режиссер есть первым свидетелем этого чуда. Это немыслимая привилегия.

Вы кроме того не воображаете, какое наслаждение я испытал, замечая за работой Пенелопы в «Живой плоти».

Мария Дельгадо (Пенелопе): А какой для вас была кинолента «Живая плоть»?

Пенелопа: «Живая плоть» стала моей сбывшейся мечтой. Я стала актрисой, дабы в один прекрасный день встретить собственного режиссера. «Живая плоть» — мой первый опыт общения с Педро, и это была красивая семь дней. Данный фильм поменял мою карьеру – раньше я не игралась аналогичных ролей, но по окончании этих восьми мин., на меня посыпались предложения от различных режиссеров. Раньше они не были так смелы, дабы предложить мне вправду занимательную роль.

Так что встреча с Педро поменяла мою карьеру к лучшему.

Мария Дельгадо: В картине «Все о моей матери» она выполнила роль монахини. Как показала себя Пенелопа в данной роли?

Педро Альмодовар: Ну, монахиня значительно ближе по характеру скромнице Пенелопе. Но она все кроме этого ищет приключений. Я просматривал в газете о монахинях, каковые жили и трудились с трансвеститами, наркоманами и проститутками – они пробовали оказать помощь им начать строить новую судьбу. Думаю, это поразительно храбрые девушки, поскольку им приходилось общаться с отнюдь не лучшим контингентом. Все эти особенности характера свойственны Пенелопе.

Я желал невинности и смеси щедрости, с каплей сумасшествия и равнодушия. Эта роль далась ей без особенных упрочнений. Принципиально важно то, что Пенелопа очень эмоциональна и она вся растворяется в собственной роли.

Мария Дельгадо: В картине «Возвращение» перед нами легко взрывная смесь чувств. Были ли моменты, каковые давались актрисе с большим трудом?

Педро Альмодовар: Ни одного! Если бы она не была актрисой, то стала бы муниципальный безумном из-за ее чрезмерной эмоциональности. Пускай она сама вам об это поведает.

Пенелопа Крус: Он отлично меня знает. Мы стали родными приятелями за эти 10 лет, исходя из этого рядом с ним я ощущаю себя в безопасности. С ролью в «Возвращении» я выпустила на волю какого-либо монстра, дабы совладать с эмоциями, каковые кроме того для меня противоречивы. Всем нам жизнь время от времени казалась американскими горками. Как раз исходя из этого я значительно больше похожа на Раймунду, чем на вторых сыгранных мной персонажей.

Педро знает, что я доверяю ему, и потому отправилась сниматься в родную Испанию.Каждое утро я просыпалась в страхе, отечественная миссия заключалась в том, дабы Педро ушел к себе радостным по окончании продолжительного рабочего дня. Думаю, он не пожалел о том, что поверил в нас. Актрисы скрывались по углам и вели приблизительно такие диалоги: «Тебе страшно сейчас?» — «Плохо» — «И мне» — «Хорошо, отправимся». Но перед Педро нам хотелось казаться очень уверенными в себе. У нас было три месяца репетиций.

Какой режиссер так позаботится о собственных актерах? Три месяца, по шесть часов в сутки. Ежедневно был весьма сложным, но у нас у всех была одна задача – сделать радостным отечественного режиссера.

Педро Альмодовар: Благодарю громадное, я весьма ценю это. Но эмоциональный потенциал Пенелопы воистину необычный! Она может кричать, в этот самый момент же плакать как ребенок.

Мария Дельгадо: Да, для нас это думается неосуществимым.

Пенелопа Крус: Об этом нас, актеров, всегда спрашивают. Но нам тяжело растолковать на словах. Игру чувств сложно осознать, в противном случае возможно вправду сойти с ума. Необходимо истину в себе, и Педро помог мне с этим.

Замечательно, в то время, когда у вас имеется сценарий, и вы находите воодушевление во всем мире, дабы воплотить его в судьбу.

Мария Дельгадо: Вам несложнее играться в испанской картине, сказать на родном языке?

Пенелопа Крус: Да, само собой разумеется.

Мария Дельгадо: Вы чувствуете себя вторым человеком?

Пенелопа Крус: В то время, когда я владею английским языком, это неизменно дополнительное напряжение. Работа с акцентом и лицевыми мышцами время от времени похожа на пытку. Конечно, мне значительно легче трудиться, применяя родной язык – так мне значительно несложнее выразить эмоции.

Мария Дельгадо (Альмодовару): В то время, когда вышла кинолента «Плохое воспитание», вы заявили, что мужчины воодушевляют вас писать трагедии, а дамы – комедии. Это все еще так?

Педро Альмодовар: Да. Не знаю, из-за чего так. В то время, когда я пишу о дамах, я шучу чаще, чем в то время, когда пишу о мужчинах.

Возможно, по причине того, что я сам мужчина, выискиваю чёрные уголки собственной души, и это не предлог для шуток. По окончании «Плохого воспитания» я был счастлив возвратиться к женской вселенной – в ней я ощущаю себя куда более комфортно.

Мария Дельгадо: Великий испанский драматург Гарсиа Лорка в большинстве случаев писал роли для дам, обосновывая это тем, что великих актрис в Испании больше, чем великих актеров. Это так?

Педро Альмодовар: Полностью. Лорка сообщил это 60 лет назад, и без того оно и имеется до сих пор. Возможно это часть культуры, но темперамент средиземноморских мужчин думается скудным на эмоции. Дамы более необычны и у них меньше предрассудков.

Возможно вследствие того что в течении столетий они были вынуждены молчать, и это создало невообразимый богатый внутренний мир в каждой мужчин Испании. Да, так оно и имеется. В Испании вы отыщете множество хороших актрис, и ни одного актера.

Мария Дельгадо: В «Возвращении» вы собрали актрис самых различных поколений – от Кармен Мауры до Бьянки Портильо. Вы известны не столько за счет одной яркой роли в вашем фильме, сколько за счет звездного состава.

Педро Альмодовар: Мне весьма повезло со всеми шестью актрисами. Они стали одной семьей, и камера ощущала это. Мы большое количество репетировали, и, не обращая внимания на их внешнюю непохожесть (Лолы Дуэньяс и Пенелопы, к примеру), смотрелись настоящими сестрами.

Они напомнили мне моих родных сестер, таких же различных снаружи, но, однако, одной крови.

Мария Дельгадо: Твои сестры так как помогали тебе в работе над фильмом? Да, он оказался домашним во всех отношениях.

Педро Альмодовар: Еще бы! На эту картину меня вдохновили события из детства. Не смотря на то, что фильм современный, в Ла-Манче ничего не изменилось с того времени, как я появился. Во время съемок я имел возможность позвонить сестрам и задать вопрос, а что сообщила бы отечественная мама в таковой ситуации? Так что вся моя работа сделана благодаря им.

Сестры поведали мне, о чем они так увлеченно постоянно болтали на кухне на протяжении изготовление ужина.

Мария Дельгадо: Да, теме еды в этом фильме отводится особенное место!

Педро Альмодовар: Вся еда, которая появляется на экране, была в полной мере настоящей и съедобной, приготовленной моими сестрами. Мы с наслаждением уплетали ее всей съемочной группой.

Поёт синьорита Круз


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • Педро паскаль расказал журналистам…

    Педро Паскаль расказал журналистам про совершенное первое свидание Мы не можем отрицать тот факт, что все мы (и мужчины, и дамы) плакали навзрыд, в то время, когда…

  • содержание и Актёры фильма интервью с вампиром

    содержание и Актёры фильма Интервью с вампиром Вот фотографии и список актеров снявшихся в основных ролях фильма Интервью с вампиром. Первый актер в…

  • Интервью «фильм про». семён трескунов…

    Интервью «Фильм Про». Семён Трескунов: «За роль в «Хорошем мальчике» необходимо было бороться до последнего» Семён Трескунов, восходящая звезда российского…

  • Обзор «фильм про»: кому за 10…

    Обзор «Фильм Про»: кому за 10 лет достались «Оскары» за биографические ленты Данной в осеннюю пору в канун оскаровской гонки на получение номинаций респектабельной…

  • Фильм «возвращение эркина» вошёл…

    Фильм «Возвращение Эркина» вошёл в программу Интернационального кинофестиваля в Торонто Картина Марии Гуськовой «Возвращение Эркина», уже завоевавшая приз…

  • Энтони хопкинс: интервью изданию playboy

    Энтони Хопкинс: Интервью изданию Playboy PLAYBOY Чем сегодняшний Ганнибал отличается от Ганнибала в «Молчании ягнят»? ХОПКИНС Он постарел на десять лет….

  • Лучшие фильмы о еде: «кухня в…

    Лучшие фильмы о еде: «Кухня в Париже», «Аббатство Даунтон», «другие» мая и 1 Шоколад в кино продемонстрируют «Кухню в Париже» — фильм для гурманов, в котором…

  • Игра на выживание: фильмы, на…

    Игра на выживание: фильмы, на съемках которых актеры изнуряли себя Фильм «Выживший», показавшийся на экранах несколько дней назад, не только стал фаворитом…