Инна маликова: «говорят, я похожа на кэмерон диаз»

Инна Маликова: Говорят, я похожа на Кэмерон Диаз

Место соведущей Дмитрия Харатьяна в передаче «Хороший вечер, Москва!» на канале ТВ Центр заняла певица Инна Маликова — начальник группы «NEW Самоцветы», а по совместительству –  дочка Дмитрия юрия и сестра Маликова Маликова. О жизни, семье, работе и эстраде телеведущей певица говорит в интервью Около ТВ.

— Инна, как вы попали на программу?

– В то время, когда я выяснила, что на ТВ Центре  проходит кастинг на роль ведущих в «Хороший вечер, Москва!», то решила принять в нем участие.  Мне показалось, что на первом кастинге я с задачей справилась, по причине того, что меня пригласили на второй. Было, само собой разумеется, некое беспокойство, но я не испытала особенных сложностей. В принципе я осознала, что на данной программе необходимы люди как раз с актерским образованием.

А у меня за плечами эстрадное отделение ГИТИСа, где я обучалась у Олега Марусева, и школа телеведущих в «Останкине». По большому счету актерское образование оказывает помощь мне и в театре, и на сцене.

— А как работается двум актерам в одной программе? Не появляется желание «перетянуть одеяло» на себя?

– Ни за что! Мне, наоборот, постоянно хочется дать бразды правления Диме! Харатьяна я знаю в далеком прошлом.

Инна маликова: говорят, я похожа на кэмерон диаз

— В то время, когда мне было лет 15, в Сочи проходил фестиваль «Гардемарины, эстрады!». Мой отец был главой жюри этого фестиваля, а Дима был в его составе. В том месте мы и познакомились. Дмитрий – громадной артист.

Я по большому счету считаю его неповторимым человеком. Но хотелось бы, дабы он меня больше учил, направлял… А он ни разу не исправил, посчитав, что тут нужно трудиться «способом погружения» – кинули, а ты выгребай.

По большому счету я счастлива, что мы ведем такую хорошую, хорошую программу! И на съемках у нас нет времени «выяснять» какие-то творческие отношения. Наоборот, мы поддерживать друг друга. Так как делаем общее дело!

Ни о какой конкуренции не может быть и речи. И позже в моей семье я так привыкла быть на втором замысле, что это просто не про меня.

– По какому принципу строится программа? Как подбираются артисты?

– Что мне нравится в программе, так это то, что тут царит безотносительная свобода. Во-первых, огромное разнообразие музыкальных жанров. Совсем различные люди: и совсем юные, и взрослые.

И весьма современные, и весьма консервативные.

— Во-вторых, что касается гостей, то мы также можем пригласить того, кого желаем. В этом нам никто не мешает. Конечно, советуемся с редактором. Но в случае если я, к примеру, либо Дмитрий думаем, что данный человек нам подходит – мы его позовем.

Не имеет значения – звезда это либо нет. Основное, дабы все было в рамках той либо другой темы передачи.

– Программа именуется «Хороший вечер, Москва!», а вы лично откуда черпаете доброту, хорошее настроение?

– Не обращая внимания на наименование, программа совсем необязательно должна быть розовой и пушистой. Может раздаться и какая-то грустная история. Основное, дабы у самой программы был хороший настрой. Исходя из этого ведущий по сути должен быть человеком хорошим.

Я и стараюсь быть таковой. Считаю, что доброта на телевидении очень важна. И позже, необходимо осознавать, что по ту сторону экрана сидят люди, у которых имеется собственные неприятности, заботы.

К концу рабочей недели они, утомившиеся,  желают позитива, легкости.  

Исходя из этого программа должна быть легкой, занимательной, с броскими музыкальными номерами. Нужно самому настроиться на рабочий режим. Я человек собранный и организованный. Могу забрать себя в руки. Все заботы и болезни нужно оставить на позже.

И, само собой разумеется, мне оказывает помощь помощь семьи. Персональные хорошие вечера довольно часто устраивают мои домочадцы. Особенно сын Дима. Он мальчишка уже взрослый, ему будет 12 лет, получает образование шестом классе. Знает, что, в то время, когда у меня большое количество работы, поболтать время от времени не получается. Исходя из этого постоянно пишет мне утепленные, хорошие эсэмэски. И вдобавок обожаю собственного пса Кейниса породы джек рассел терьер.

Похожий снимался в фильме «Маска» – белый с рыжими пятнами. Он милый, поразительно душевный и в тяжёлые моменты меня греет. Ну и стараюсь вспоминать о каких-то теплых, хороших моментах.

Не редкость, сообщит кто-нибудь приятный комплимент, и на душе делается тепло.

– Кстати, о сыне. Он также отправился по музыкальной тропе?

– Да. Он прекрасно играется на фортепиано. Особенно строго за этим следит дед (Юрий Маликов, начальник ВИА «Самоцветы». — С. А.).

И в то время, когда определит, что Дима сейчас не занимался, у того не остается шансов ни на что: ни сходить погулять, ни поклянчить мороженое, ни пойти в кино. По причине того, что если он не занимался музыкой – к Юрию Федоровичу лучше не походить. Для него это принципиальный вопрос.

Еще Дима увлекается футболом. Действительно, не профессионально. Но прекрасно играется для собственного возраста.

Ратует за сборную школы. И, само собой разумеется, страстно болеет за столичный «Спартак».

– В противном случае, что вы начали заниматься музыкой, – дань домашней традиции? Либо также Юрий Федорович заставлял?

– Тут такая история. Мама у меня человек балетный, к музыке отношения не имеющий. Это брат и папа Дима окончили консерваторию.

И меня продолжительно не желали отдавать в музыкальную школу, сделав вывод, что двух музыкантов в семье достаточно.

— К тому же у меня не было великого музыкального таланта. Мама попыталась выяснить меня в танцы. Но в том месте дело не пошло, не смотря на то, что мне весьма хотелось. Я позже сетовала маме: ну из-за чего ты меня не «продолбила», не вынудила, поскольку для девочки танцы — это крайне важно!

А позже в семье осознали, что музыкальная школа все-таки нужна. И привели меня в ту же «Мерзляковку» (школа при Столичной консерватории. – С. А.), которую окончил Дима. На фортепианный факультет.

Меня взглянули и сообщили: «Девочка, а тебе уже поздно музыкой заниматься!» И меня приняли лишь по классу скрипки. Полгода играла на ней «щипком», позже перешла на смычок. Но громадных удач не достигла.

И внезапно фортепиано, которым мы также занимались на скрипичном факультете, у меня пошло лучше, чем скрипка. И в будущем году так сложилось, что меня все-таки перевели на фортепиано.

— Заниматься пришлось нелегко. Все получалось из-под палки. Но все-таки получалось. Выступала на отчетных концертах.

А также игралась с партнерами на два рояля — в восемь рук!

–…И доигрались до создания и сольных альбомов собственного музыкального коллектива? А «NEW Самоцветами» как руководите: демократично либо также посредством палки?

– По большому счету «NEW Самоцветы» мы с папой создали в честь 35-летнего юбилея ВИА «Самоцветы».

— В составе отечественного ансамбля юные, но уже узнаваемые гениальные артисты: участник мюзиклов Notre Dame de Paris и «Ромео и Джульетта» Александр Постоленко, дочь солиста «Белорусских Песняров» Яна Дайнеко, призер «Фабрики звезд-5» Михаил Веселов и я.

— В мае коллективу исполнится пять лет. Начальник я демократичный. Мы все не то дабы приятели, но хорошие товарищи. Не лезем в личную судьбу друг другу. Но в то время, когда совместно – нам прекрасно, не хочется расставаться. Не тяготим друг друга, нам радостно. Но время от времени мне приходится быть твёрдой, в то время, когда вопрос касается репетиций, опозданий, каких-то вопросов организационного характера, внешнего вида. Это не редкость, действительно, нечасто.

Парни не обожают, в то время, когда я такая. Да я и сама это не обожаю.

– Как вам удается выдерживать таковой напряженный график работы? Так как кроме группы вы еще играетесь в театре, а сейчас вот начали вести «Хороший вечер, Москва!»

– В театре у меня всего два спектакля: «Развод по-столичны», где я игралась совместно со Станиславом Садальским, и «Летучая мышь». «Развод» я игралась довольно продолжительное время. Но на данный момент ушла из спекталя – осознавать, для чего это делаю. «Летучую мышь» играюсь с наслаждением, но нечасто.

В Питере кроме того сыграла премьеру с Аллой Довлатовой. Еще в спектакле заняты Ольга Будина, Анна Снаткина, Андрей Носков, Эдуард Радзюкевич и многие другие превосходные актеры. на данный момент поступило предложение об участии еще в одной постановке. В среднем получается один спектакль в два года. Это – важная работа.

Время от времени предлагают ввестись в какой-нибудь спектакль. Но я не соглашаюсь, мне не нужно большое количество театральных ролей, дабы позже перечислять их в очередном интервью. Мне принципиально важно прожить репетиционный процесс, пропитаться этим духом.

Это особенные сокровища в жизни.

– Хотелось ли вам подражать в собственной игре кому-нибудь из актеров?

– Подражать — нет. Но мне правятся многие актеры. Евгений Миронов, Олег Меньшиков, Константин Хабенский, Дмитрий Дюжев, Дмитрий Марьянов, Дмитрий Харатьян. Из дам — Виктория Толстоганова, Екатерина Климова, Мария Миронова.

Чулпан Хаматова, Мария Шукшина. Из западных – Джулия Робертс… Время от времени говорят, что я похожа на Кэмерон Диаз. Возможно, некое сходство и имеется, но я — это в первую очередь я! И для чего кому-то подражать?

Пускай у меня будет ма-а-а-а-аленький, но собственный стиль.

Рейтинг двойников. Кто похож на Тарантино, из-за чего Павлюченко радуется, как Камерон Диас и др


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: