Илья шакунов: «когда я поступил…

Илья шакунов: «когда я поступил...

Илья Шакунов: «В то время, когда я поступил в театральный университет, у меня прекратила болеть голова…»

«Илья Шакунов страно трепетно относится к собственной профессии, и это отличает его от вторых современных молодых артистов. Я уверен, что Илью ожидает весьма хорошее будущее, и сожалею, что до тех пор пока он мало известен. Столичные продюсеры всегда ориентируются на звезд и настороженно относятся к тем, кто еще не завоевал популярности. В отечественном городе имеется красивые актеры, их нужно снимать, и я надеюсь, если не помешают события, предложить Илье одну из основных ролей в собственном новом проекте».

Это мне сообщил режиссёр Дмитрий Светозаров, в 12-серийном телевизионном фильме которого, «По имени Барон», Шакунов сыграл Алексея, одного из трех приемных сыновей Барона. В эти дни, по выходным, ленту показывает канал ТВС – показывает как лауреата двух премий «ТЭФИ»: по номинациям «За лучший игровой телевизионный сериал» и «За лучшую режиссуру». Это первенствовал предлог для встречи с артистом.

А за чемь дней до этого я встретился с ним в новой картине Михаила Брашинского «Гололед» – премьера ее прошла в Доме кинематографистов. Шакунов с обескураживающей и, я бы сообщил, клинической обнаженностью препарирует сферу чувствований человека в пограничной обстановке, в то время, когда рушится привычный для него мир общения с другими людьми, показывает свойство прямо-таки мембранно осознавать и чувствовать происходящее в его душе.

Подобные художнические откровения дорогого стоят, а мы – поразмыслил я – так не хорошо знаем для того чтобы артиста. И это был еще один без всяких отлагательств звонить ему и, договорившись о рандеву, ехать в ТЮЗ им. А. А.Брянцева, в котором Шакунов помогает с 1996 года.

Мы продолжительно говорили в его гримерке и, в то время, когда, казалось, круг вопросов был исчерпан, и Илья отправился провожать меня, он в коридоре, как бы кстати, заявил, что вот уже практически год как организовал с Михаилом Пореченковым и Михаилом Хейфецем актерское агентство продюсерского центра «Брат», и что он директор этого содружества, и затеяно оно чтобы елико вероятно помогать артистам отыскать работу, и прокатывать на сценических площадках пьесы. Один, «Смерть Тарелкина», многие петербуржцы уже видели.

И еще содействовать появлению новых передач на телевидении – «Экстрим» выходит в эфир, а «Путина» ожидает собственной очереди. И я поразмыслил: вот оно, то трепетное отношение к профессии, которое приметил в Илье Шакунове режиссер Светозаров. Причем не только к себе, любимому, но и собратьям по цеху-недаром зовется это единение таким емким словом «Брат»… Но возвратимся в гримерку Ильи Шакунова.

У него еще имеется время для беседы между пьесами, и я не планирую уходить из театра. Собственному собеседнику я согласился, что знаю о нем; исходя из этого он начал рассказывать, как все начиналось.  – Закончил я Театральный университет в классе Вениамина Михайловича Фильштинского Моими одонокурсниками были Костя Хабенский, Миша Пореченков, Миша Трухин, Андрей Зибров. Еще в то время, когда я обучался, меня пригласил в ТЮЗ Андрей Дмитриевич Андреев – он был тогда его худруком.

Мы с ним репетировали «Горе от ума» и в конце девяносто четвертого выпустили спектакль. – Вы игрались, конечно же, Чацкого? – Да. Мы до сих пор играем данный спектакль. У него был паузу, и Андрей Дмитриевич помогал его возобновить.

на данный момент он намного посильнее, чем был раньше, и стал более яростным и активным. Мне он весьма нравится, не смотря на то, что и тогда также нравился. По окончании университета будущее свела меня с Романом Григорьевичем Викткжом: я игрался у него в спектакле «Бабочка, бабочка…»«тут, в Санкт-Петербурге. Это был последний спектакль Валентины Павловны Ковель, и она забрала меня за руку, привела в Громадный драматический, прямо в кабинет Кирилла Юрьевича Лаврова, и сообщила: «Этого молодого человека нужно забрать втеатр!».

В данный же сутки меня забрали в труппу. Но проработал в БДТ я месяца два, что-то репетировал, мне это показалось тоскливым, и опять ушел к Виктюку. В этом случае уехал в Москву, в его театр, и в том месте был занят в «Осенних скрипках», с Алисой Бруновной Фрейндлих, и в «Путанах», с Ефимом Шифриным. – И в то время, когда же вы начали сниматься? – Практически сразу после того, как год пообщавшись с Виктюком, возвратился ко мне, к себе.

Маленькие эпизоды были и раньше, но первый фильм, о котором стоит сказать, – «Женская собственность» Дмитрия Месхиева. В том месте я игрался этакого мерзкого типа, и в то время, когда я заметил себя на экране в данной роли, то остался доволен и собой, и картиной, и работой во время съемок.

Так как в кино все в противном случае, нежели в театре. – Режиссеры приглашали вас сниматься, по всей видимости, познакомившись с театральными работами? – Тяжело сообщить… В актерский отдел «Ленфильма» любой из нас приносит собственные фотографии, и довольно часто все решает случай. Я не забываю, что пробовался на все главные роли в телевизионный фильм «Бандитский Санкт-Петербург» Владимира Бортко, но меня не утвердили. Но позже что-то случилось, и что ни год, меня приглашали в фильм.

После этого была маленькая пауза, и я возвратился в ТЮЗ. Началась, как я считаю, настоящая судьба. – В театре вы большое количество играетесь? – Генриха в «Драконе», Чацкого, контрабасиста Алексея в «Преподаватель ритмики»: данный спектакль выдвигался на «Золотой софит», и он один из лучших на отечественной Малой сцене. – Поведайте, Илья, о фильме «Гололед».

Он привёл к разноречивым мнениям, и мне весьма интересно, каким он виделся режиссеру Брашинскому и вам, сыгравшему в нем ключевую роль, Переводчика… – Живописцем-постановщиком у нас был петербуржец Владимир Карташов. Вы понимаете, что он остался в том месте, в Осетии, в Кармадонском ущелье, совместно со съемочной группой Сергея Бодрова-младшего? (Я этого не знал, и мы 60 секунд помолчали.) – О себе могу заявить, что выполнил то, о чем меня просил Миша Брашинский. Он и сам это подтвердил.

Я знаю, что он весьма долго монтировал картину, искал окончательные варианты. Так как мы снимали ее два года назад, но лишь сейчас продемонстрировали зрителям. – Фильм кончается смертью Переводчика, но перед тем как решиться на таковой ход, он остервенело, неистово крушит собственное, жилище. Что его сломало? У каждого из наблюдавших фильм, я знаю, сложились версии и собственные предположения. Возможно, вы ответите на эти вопросы? – А отечественный фильм и не планировал давать ответы. Он, скорее, вопросы ставит.

И в этом его необычность. Моему храбрецу кто-то, более чем, задает мучающие его неприятности – от смены сексуальной ориентации до гамлетовского «Быть либо не быть?». И он бежит от ответа этих неприятностей, не осознаёт, что с ним происходит. Внезапно вышел из строя его внутренний стержень, то, на чем строилась жизнь. Он и Она, случайно встретившись, не должны были расстаться, и в то время, когда Она погибла, Он также обязан умереть, дабы с нею соединиться.

Брашинский меня подталкивал к тому, дабы я испытывал подобное и дабы во мне это появилось. И за время съемок я вправду превратился в другого человека: в то время, когда приехал к себе, мама меня не определила. Помогло мне, предположительно, да и то, что фильм снимался в строгой последовательности – от начальных событий к финалу, и было постепенное включение в материал, проживание всех событий: как в театре -о чем может грезить любой актер. – В то время, когда же вы снимались в сериале «По имени Барон»?

Уже по окончании «Гололеда»? – Да, пока фильм монтировался, я снялся в «Каменской-2»: у меня в том месте маленькая роль, инвалида, но она протяженная, через все серии, и, как говорили мои друзья, эта роль их задела. После этого, в Минске, сыграл в 4-серийном фильме «Подружка Осень». И в «Бароне», у Светозарова. – Мне в «Бароне» весьма понравились ретроспективы, которые связаны с воспоминаниями о детстве мальчика Иосифа.

В них так совершенно верно, осязаемо, передана воздух времени начала пятидесятых: вот уж где и сопереживаешь, и сочувствуешь. – Согласен с вами! Превосходно! Я кроме того поразмыслил, что обо всем этом необходимо было сделать отдельный фильм.

Мне думается, что у Дмитрия Иосифовича была тайная идея сделать ретро лучше, чем современность. Я не знаю, вкладывал ли он особенный суть, снимая прошлое, но я это вижу. Тогда все было мягче, лучше, человечнее, не смотря на то, что и намного ужаснее.

на данный момент же все беспредельно, тверже, кровавее. – И очевиднее, привычнее, в случае если сказать о художественном воплощении. Сцена покушения на Барона, предположительно, не просто так напомнила известные кадры из «Крестного отца»: подозреваю, что это был умышленный парафраз. – Я пологаю, что в этом фильме заложено довольно много, но формат телевизионного сериала не разрешал Дмитрию Иосифовичу выразить все более объемно и более художественно.

Вы понимаете, в то время, когда я взглянул «Барона» на видеокассете, то осознал, что видеть его по телевидению, с нескончаемыми рекламными перебивками, – убийственно. И еще я осознал, какое это увлекательное кино. Необязательно «крутить» все двенадцать серий, сидя в своей квартире: достаточно блока из четырех – нет ничего, что мешает «войти» в картину, не отвлекает, и тогда не появляется никаких вопросов. – Сообщите прошу вас, а какое старое отечественное кино вам нравится?

Я неслучайно задаю вопросы об этом, по причине того, что меня всегда мучает идея, как молодое поколение принимает мастерство, на котором выросли их отцы а также деды. – Моя молодость была в начале перестройки. Обучался я в студии у Игоря Олеговича Горбачева, и он учил меня, еще 12-летнего, просматривать лермонтовское «Ура! Мы ломим, гнутся шведы…». Какие-то внутренние детские установки отразились на выборе профессии, и ответ стать актером было моим первым независимым поступком.

Я так как поступал и в первоначальный медицинский, и в ЛЭТИ — это был поиск, и у меня в том месте болела голова. Те университеты я не закончил, а в то время, когда поступил в Театральный, голова болеть прекратила. Значит, я был прав: это таковой тест у меня.

Так как у Барона имеется собственная история — из-за чего иудейский мальчик, выросший в цыганской среде, стал доном и криминальным авторитетом Корлеоне русского разлива. – Как вам работалось со Светозаровым? – Из всех режиссеров, с которыми я трудился, с Дмитрием Иосифовичем мне было, пожалуй, увлекательнее всего из-за его неожиданного, но глубоко продуманного предложения – уже на съемочной площадке! – сыграть тот либо другой эпизод не так, как ты его задумал. Помой-му ты знаешь все про собственного персонажа и знаешь, что будешь делать, по причине того, что по-второму, думается, сделать уже нереально.

Но Светозаров говорит: «Тут ты не плачешь. Тут ты смеешься» – «Из-за чего, Дмитрий Иосифович?» – «А ты попытайся!». И я делаю, как он требует, и осознаю, что так и должно быть: это та черточка, которая выявляет темперамент и которая позже понадобится, примет решение целый образ. Я постоянно удивлялся, как он умудрялся вынудить тебя не сообщить «нет». – А каким актером вы себя чувствуете: театральным либо кинематографическим? – Театральным.

Мне нравится больше сцена: по затрате, по работе. Мне нравится репетиционный процесс, а итог – это уже следствие. В случае если были хорошие репетиции, возможно быть уверенным, что будет увлекательным спектакль. В спектакле неизменно возможно что-то исправить. И по сей день я играюсь Чацкого в противном случае, чем семь лет назад. Лишь на данный момент, в собственные тридцать два, я начинаю его осознавать. Что же касается фильмов… Так так как они различные. Я обожаю «Осенний марафон», из актеров весьма обожаю Леонова, Басилашвили.

Как личность мне нравится, Олег Даль, его роли в фильмах «Тень», «Ветхая-ветхая сказка»: это – мастерство, желание высказаться. То же было и у Высоцкого. А вдруг сказать о фильмах последних лет, то так как лучшие делались в обойме ветхих, они как их последствия. – И, пожалуй, последний вопрос к артисту Шакунову: какой зритель ходит на данный момент в ТЮЗ?

Задаю его вам неспроста, по причине того, что в прежние годы стоял стон по поводу так называемых школьных культпоходов. Ребят приводили в зал по окончании уроков, а им не необходимы были эти навязанные пьесы, и они соответственно реагировали, и никто не имел возможности их урезонить. на данный момент что-то изменилось? – Эта совокупность осталась. Но в случае если раньше об этом хотя бы писали и что-то пробовали поменять, то на данный момент это считается обычным и никого не тревожит.

Толпы старшеклассников на спектаклях выпивают, курят, говорят по сотовым телефонам. Все клянут эти культпоходы, но сделать ничего не смогут. Другое дело, в то время, когда в театр ребенок приходит с родителями, и для него это – событие.

А мы, актеры, продолжаем выходить на сцену, и постоянно верим , что отечественное мастерство кому-то все-таки необходимо… «Телевидение. Радио» N 10, 2003 г. Вадим БРУСЯНИН

Илья Шакунов в передаче 3 грации


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • «Молодежка»: илья коробко согласился…

    «Молодежка»: Илья Коробко согласился, что самое тяжёлое в сериале — кричать на бабушку Сериал канала СТС покорил сердца телезрителей. Мы уже публиковали…

  • «Молодежка»: илья коробко поведал…

    «Молодежка»: Илья Коробко поведал о девушках, Овечкине и друзьях Сериал канала СТС усиливается и уже очень популярен среди молодёжи ….

  • Илья олейников устал приводить к смеху

    Илья Олейников устал приводить к смеху 11 ноября не стало Ильи Олейникова. Поверить в это до сих пор сложно: он ни при каких обстоятельствах не жаловался на здоровье, а летом…

  • Илья глинников: «в то время, когда ты ищешь…

    Илья Глинников: «В то время, когда ты ищешь любовь, то ни при каких обстоятельствах ее не отыщешь» В прокат вышла романтическая комедия «Любовь с ограничениями», одну из основных ролей в…

  • Паоло тавиани: «берлинский зритель…

    Паоло Тавиани: «Берлинский зритель оценил сложность картины, которую мы сами до конца не разгадали» Братья Паоло и Витторио Тавиани — режиссёры, каковые…

  • В гостях у елены плаксиной

    В гостях у Елены Плаксиной Елена Плаксина: Театр похож на головоломку «Отечественные покоряют Москву!» — приблизительно такими заголовками пестрели вологодские газеты…

  • Олег погодин: «зрителя не заманишь!»

    Олег Погодин: «Зрителя не заманишь!» Олег Погодин уже далеко не новичок в кинематографе – за его плечами многосерийный телефильм «Отчизна ожидает» и боевик…

  • Женщина с характером

    Женщина с характером Она легко берет диапазон от Гонерильи до Фрекен Жюли, от Двойры в «Закате» до Анны Андреевны в «Хлестакове». Юля хорошая…