Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Грета гарбо: «я хочу быть одна»

Грета гарбо: «я хочу быть одна»

Грета гарбо: я хочу быть одна'я хочу быть одна' 'я хочу быть одна'

Грета Гарбо: Я желаю быть одна

Сообщить о ней «самая прекрасная дама мира» – это не сообщить ничего. Природа редко формирует столь идеально верные, хорошие лица. «Шведский сфинкс», «Застенчивая сирена», «Нордическая принцесса», «Снежная королева» либо легко «Лицо» – вот самые расхожие из восторженных черт, намертво приросших к имени Греты Гарбо.

Она была открыта и искренна перед камерой, но когда софиты меркли, Гарбо преобразовывалась в отстраненную, холодную даму, жаждущую уединения. Она сторонилась журналистов и думала, что ее роли говорят за нее лучше любого интервью. «Я желаю, дабы меня оставили в покое» было ее девизом. В 36 лет, на пике славы, она покинула кинематограф и целых полвека жила затворницей в апартаментах на Манхэттене под именем мисс Гарриетт Браун.

Она избегала репортеров и выходила на улицу лишь в чёрных очках, надежно закрывавших лицо, известное всему миру. Ее круг общения составляли только избранные: Черчилль, Ротшильд, Онассис, члены шведской королевской семьи… Ее будущее – одна из самых красивых тайных-шарад ушедшего века.

Золушка из Стокгольма

Все вехи судьбы Гарбо в далеком прошлом канонизированы. История ее взлета в полной мере укладывается в хорошие рамки «successful story». Обычно уже нереально осознать, где кончаются факты настоящей биографии и начинается легенда.

Биографы начинают неизменно одинаково – с бедного детства. Как писал классик шведской литературы, «в городе Стокгольме, на самой обычной улице, в самом обычном доме жила самая обычная семья по фамилии…» Густафсон. Семья складывалась из обычных мамы и папы и трех самых обычных детишек.

Дела шли не имеет значение. Карл Густафсон, папа семейства, был уборщиком уличных уборных. Очевидно, он хотел сыну и дочкам лучшей судьбе и, экономя на всем, выгадывал средства чадам на учебу. Но, обучаться у детей получалось не хорошо, по причине того, что делать уроки дома не было времени: деспотичная мама Анна Густафсон заставляла их подрабатывать в лавке. В то время, когда младшей, пухленькой и застенчивой Грете Ловисе исполнилось 14, папа погиб.

Семья осталась без кормильца, и учеба детей закончилась. Грета, тайком мечтавшая о театре, с головой ушла в унылые трудовые будни. Сперва устроилась уборщицей в парикмахерской, позже служащей в банке, после этого ей удалось занять место продавщицы в большом универмаге «Паб».

В этот самый момент что-то щелкнуло в небесных сферах – и жизнь самой обычной стокгольмской девушки сильно изменилась.

Как-то обладатели магазина заказали плакаты для рекламы новой коллекции шляпок и, дабы не тратить деньги и время на опытных моделей, попросили самых молодых и красивых продавщиц показать товар. Грета справилась с этим лучше всех, она, не обращая внимания на застенчивость, была самой фотогеничной. Ей внесли предложение попытаться себя в качестве модели в рекламе.

Ее дебютом в первой половине 20-ых годов двадцатого века стал ролик «Как не нужно наряжаться».

Говорят, в то время, когда она в первый раз пришла на съемки, оператор, приверженец актуального в те годы экспрессивного верхнего освещения, дал совет ей подстричь неординарно долгие ресницы, бросающие через чур глубокие тени на глаза. Преодолеет не больше пяти лет, и он будет вспоминать собственный наглое предложение со священным кошмаром.

А до тех пор пока, вопреки заглавию ролика, Грета смотрелась в том месте так прекрасно, что ее позвали демонстрировать купальники, позже дали еще пара ролей в короткометражных комедиях и рекламе. Малозаметная за прилавком женщина прекрасным образом преобразовывалась на целлулоидной пленке в красавицу. За одну из ролей ей присудили стипендию на обучение в студии «Драматен» при Королевском Стокгольмском театре драмы.

И девичьи грезы об актерской стезе стали явью.

Красивая леди Морица Стиллера

У биографов нет единого мнения, как у Греты Густафсон показался псевдоним «Гарбо». Имеется версия, что его помогла придумать подруга Греты по «Драматену». Но значительно более популярна вторая история – Пигмалиона и Галатеи.

К шлифовке и созданию феномена «Гарбо» кроме, очевидно, самой актрисы приложили руку пара гениальных творцов. Первый из них заметил Грету то ли на демонстрации шляп в «Пабе», то ли уже в первой полнометражной картине. Фильм режиссера Эрика Шетилера именовался то ли «Питер-трубач», то ли «Питер-бродяга». Грета смотрелась в нем еще очень неопытной и скованной.

Но, на ее счастье, один из основных режиссеров «золотого века» шведского кино, выходец из России Мориц Стиллер владел недюжинным опытным чутьем. В то время мэтр шведского кино был одержим поисками «сверхчувствительной, мистической» юный актрисы для нового фильма. И чудесно «предугадал» собственный идеал в улыбчивой и пухленькой юной красотке.

Он позвал ее в собственный фильм «Сага о Йесте Берлинге».

Стиллер взялся за девушку действительно. Сюжет актуальной тогда пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион», вышедшей пятью годами раньше, его упрочнениями быстро воплощался в судьбу в репетиционных залах стокгольмской студии. Рядовая продавщица универмага в его руках превратилась в одну из тех редких дам, каковые, легко входя в помещение либо залу, заставляют все головы повернуться в собственную сторону, собирают на себя все взоры, не предпринимая для этого ни мельчайших упрочнений.

Режиссер-жестокий правитель вынудил Грету похудеть, освоить речь и великосветские манеры, обучиться наряжаться со вкусом, непринужденно держаться в обществе. Утверждают, что все-таки именно он придумал псевдоним «Гарбо». Он мало поменял фамилию популярной в 20-е годы норвежской актрисы Эрики Дарбо и внес предложение его собственной протеже вместо неинтересной «обывательской» фамилии Густафсон.

Женщина на лету схватывала наставления маститого педагога. Многие из базисных правил профессии, привитые ей Стиллером, стали ее личным кодексом на всегда. Помимо этого, он разрешил ей почувствовать собственную силу, силу ее женской органики, идеальной красоты и волевой натуры ее лица.

Гадкий утенок из «Паба» стал лебедем как раз благодаря тренингам Стиллера. Женщина из предместья заметила себя глазами сорокалетнего режиссера, скинула груз комплексов вечных одергиваний и тяжёлого детства матери и… стала ослепительной юный женщиной.

«Сагу о Берлинге» ожидал громадной успех не только в Швеции. На его волне режиссёр и актриса появились в Германии, наибольшей кинематографической державе Ветхого Света тех лет. И следующую собственную роль, третью драматическую роль в карьере, Гарбо сделала ставку на легендарной берлинской студии UFA в фильме «Безрадостный переулок» у великого Георга Пабста, классика германского немого кино. Данный фильм мгновенно ввел ее в число восходящих кинозвезд Европы.

Но будущее готовила ей новый крутой поворот.

Снежная королева едет в Голливуд

Бульварная молва приписывает Стиллеру полное отсутствие интереса к дамам, при наличии такового к молодым мужчинам. Но привязанность его к собственноручно созданной звезде очевидно была чем-то громадным, чем дружба. Он ввел ее в круг собственных друзей, вел ее дела и, наверное, не мыслил себя без нее. В то время, когда голливудская студия «Метро-Голдвин-Майер» внесла предложение ему договор, он добился второго договора для Гарбо.

И «чудовище и красавица», как кликали эту несколько в Стокгольме, рука об руку отправились за океан.

Уже в те времена кроме того весьма маститым европейским кинематографистам на «фабрике мечт» приходилось затевать карьеру практически с нуля. Стиллеру навязали постановку фильмов с уже утвержденными звездами-янки Полой Негри и Эмилем Яннингсом в основных ролях. Так он утратил собственную Грету.

Она была предоставлена самой себе. Глава МГМ Луис Майер счел актрису… полноватой и неуклюжей. «Смешно кроме того поразмыслить, что эта крестьянка сможет когда-нибудь смотреться, как Норма Ширер», – высказалась о Гарбо голливудская пресса, попав наугад. Большое количество ли вы слышали о Норме Ширер, дорогой читатель? А имя Гарбо было известно кроме того в СССР, где в прокат попал только один ее фильм.

Но об этом позднее.

Пока же карьера актрисы, если доверять биографам, снова подчинилась канону стандартной голливудской «истории Золушки» либо «гадкого утенка». Перед началом съемок фильма «Поток» заболела исполнительница одной из основных ролей. Заменить ее в авральном порядке прописали «крестьянку» Гарбо, вынудив ее поменять прическу и выщипать брови.

Фактически, и играться ей было нужно как раз крестьянку, полюбившую богатого парня.

И Гарбо сыграла ее так, что по окончании премьеры пресса сказала о ней уже не в противном случае как о «самой красивой актрисе Голливуда». Крестьянка обернулась роковой дамой, разбивательницей тысяч мужских сердец, красавицей-вамп, талантливой на громадную и пылкую любовь. Новый Свет был завоеван.

Причем завоеван Гретой в одиночку. Дела у ее Пигмалиона шли все хуже. Его фильмы не имели успеха, и управление МГМ все более охладевало к европейцу, так и не сумевшему стать своим в Голливуде.

Неподвластная разуму любовь, которая не приносит счастья ни ей, ни любимому, стала лейтмотивом ролей Гарбо в Голливуде. Жизнь печальным образом повторила данный сюжет.

На съемках собственного второго фильма в Америке – «дьявол и Плоть» – Гарбо встретилась с Джоном Гилбертом, известным актером и не меньше известным плейбоем. И – не устояла перед его обаянием. У них начался бурный, неуправляемый роман. Это еще больше выбило Стиллера из колеи. Что бы в том месте ни судачили о его ориентации, он повел себя отнюдь не как умный и невозмутимый наставник восходящей звезды.

Шумные сцены с выяснением взаимоотношений, каковые он устраивал, переросли в громадный скандал, давший боссам МГМ хороший предлог выгнать с работы режиссера со студии. Перемолотый «фабрикой мечт» Стиллер возвратился в Швецию и в тот же год скоропостижно погиб, чуть перешагнув всего лишь 45-летний предел.

Гарбо еле смирилась с отъездом собственного главного преподавателя. Около их расставания крутится много различных слухов, но вряд ли стоит им доверять. Определенно возможно сообщить только то, что известие о его смерти выяснилось сильнейшим ударом для актрисы.

И не меньше сильным – для недавнего радостного соперника Стиллера. Подкошенная мрачной новостью и тем, что управление студии не отпустило ее на похороны, Гарбо не явилась на их с Гилбертом свадебную церемонию, которую с громадной пышностью организовала все та же МГМ. Гилберт продолжительно стоял перед алтарем один в ожидании, а позже, в соответствии с легенде, очень похожей на правду, в сердцах съездил по зубам боссу МГМ, отпустившему неудачную шуточку в адрес сбежавшей невесты.

Через полгода Гилберт женился на другой.

Гарбо же осталась один на один с акулами кинобизнеса.

Стоик среди титанов и финансистов

В «Метро-Голдвин-Майер» довольное управление потирало руки, поскольку их прогнозы не сбылись: «деревенская толстушка» и «ненужная» протеже Стиллера была перспективной залогом и актрисой успеха следующих картин студии. Тем более что им удалось заключить с ней договор, очень удачный для MГM, а не для нее. За собственную работу восходящая звезда приобретала гроши.

За ней закрепилось амплуа ужасной возлюбленной. Сюжетная схема «любовь – разлука – верность – ужасный финиш» кочевала из фильма в фильм.

Но в лице Гарбо воротилы Голливуда получили хорошего соперника. Вооружившись только стоическим, несокрушимым характером и негромкой, но грозной фразой «думается, я возвращаюсь в Швецию», Гарбо сумела поставить себя так, что ее платы росли с каждым годом, а управление студии шло на все новые и новые уступки. Уже во второй половине 20-ых годов двадцатого века она отказалась жить по законам «фабрики мечт»: практически не общалась с журналистами, не позировала перед фотографами.

Ее новый агент Харри Эддингтон внес предложение ей стиль поведения, максимально соответствовавший замкнутой натуре Гарбо. Продюсерам хватило догадливости скоро сообразить, что такое нарушение всех неписаных правил идет на пользу имиджу «самой таинственной звезды Голливуда».

Появление звука в кино, стоившее карьеры многим актерам, прошло для Гарбо полностью безболезненно. Ее первый звуковой фильм вышел под слоганом «Гарбо говорит», и народ валом повалил в кинотеатры, дабы услышать «шведского сфинкса». Низкий и чувственный, мало усталый, полный скрытого эротизма голос актрисы не одурачил ожиданий поклонников, а новый уровень экранного реализма добавил свежих красок в ее игру.

В первой половине 30-ых годов двадцатого века истек срок ее первого договора. Новый, по окончании яростной борьбы с продюсерами, она заключила уже на воистину фантастических условиях. И не замедлила ими воспользоваться. Сейчас она сама выбирала и сценарий, и режиссера, и партнеров по фильму. Следующей ее ролью стала шведская королева Христина, выдающаяся соотечественница, образ которой давал Гарбо куда больше простора для игры, чем шаблонные роковые красотки из типовых мелодрам.

Постановщиком фильма стал ученик Вахтангова и один из наибольших американских режиссеров того времени – бывший тбилисец Рубен Мамулян. А главным партнером актрисы… Джон Гилберт. Дабы оказать помощь отвергнутому когда-то любимому исправить карьеру, Гарбо личной властью, данной ей новым договором, сняла с роли не кого-нибудь, а великого Лоуренса Оливье.

Проект был очень успешным как у зрителей, так и у критиков.

Пользуясь творческой свободой, Гарбо создала еще две Маргариты и: Анны выдающиеся роли Карениной Готье. Наряду с этим перед камерой звезда отличалась патологической «капризностью». В самый эмоционально сложных сценах она потребовала, дабы на съемках не находился кроме того режиссер, и трудилась за ширмами.

Нажитый капитал уже давно разрешал ей отойти от всех дел. Только в 70-е годы поступила информация, что большинство торгового комплекса на Родео-Драйв в Беверли-Хиллз в собственности как раз Гарбо. Помимо этого, она обладала зданиями в Нью-Йорке и в Швеции, и шикарной коллекцией живописи. Ее денежными консультантами были наибольшие финансисты Америки.

В перечне ее режиссеров засверкали легендарные имена титанов американской режиссуры Джорджа Кьюкора и Эрнста Любича.

С последним Гарбо, устав от трагедий и мелодрам, решилась на храбрый опыт: постаралась сыграть комедийную роль. Их фильм «Ниночка» был последней успехом Гарбо в кино. Как раз из-за него актрису продолжительно не пускали на экраны СССР, поскольку в фильме высмеивались коммунисты.

Гарбо сыграла металлическую комиссаршу Нину, которая прибывает в Париж с инспекцией советских торгпредов. Оказалось, что эти ловкачи пробовали сбыть реквизированные в 17-м году сокровища…

Слоганом фильма в первый раз было «Гарбо смеется!». За роль Нины Якушевой она номинировалась на «Вручения Оскара», но до конца поломать постылое ужасное амплуа так и не удалось. Она решила повторить попытку в первой половине 40-ых годов двадцатого века и снялась в фильме Кьюкора «Двуликая дама».

Но критика и публика холодно восприняли картину. Выход фильма совпал с истечением срока договора с «Метро-Голдвин-Майер». Продлевать его Гарбо не стала. «Я желаю, дабы меня оставили в покое», – на прощание кинула актриса в студии.

Так началось ее 50-летнее затворничество. Ни награждение «Оскаром» в первой половине 50-ых годов XX века, ни настойчивое приглашение Альфреда Хичкока в фильм «Дело Парадайн», ни проект театрального режиссера Джорджо Стрелера, посвященный Элеоноре Дузе, не вернули ее в профессию. «Я уже смастерила хватает лиц», – вычисляла Гарбо. Она сыграла в 10 немых и 14 звуковых фильмах. «Я так и не смогла по-настоящему полюбить собственную работу, а от Голливуда легко устала.

Я пологаю, что снималась кроме того продолжительнее, чем планировала», – утверждала актриса.

Жанна д’атомный проект и Арк

В 2000 году охочие до сенсаций журналисты ожидали открытий: ровно через десятилетие по окончании смерти великой звезды в филадельфийском музее Розенбах должен был стать достояние общественности ее личный архив, куда входила и ее переписка со скандально известной сценаристкой Мерседес де Акоста. Любители «клубнички» плотоядно облизывались. Их ожидания не сбылись, опубликованный архив не содержал ничего сенсационного.

Догадки о «нетрадиционном» романе Гарбо остались без подкрепления.

Но рассекреченный практически одновременно с этим архив шведской разведки неожиданно открыл полностью малоизвестную сторону судьбы звезды. В 40-е годы Гарбо была… шпионом союзников.

1941 год. Практически вся Европа оккупирована нацистами. Английские физики выяснили, что их германские сотрудники не теряют времени бесплатно и трудятся над созданием ядерной бомбы. Главным объектом внимания был трудящийся в оккупированной Дании Нильс Бор. За ним и его изучениями охотились как немцы, так и датское подполье.

Но в случае если нацисты собирались воспользоваться его разработками, то соотечественники желали лабораторию вместе с ним.

Гарбо попросили привлечь к сотрудничеству с разведкой самых влиятельных шведов – членов королевской семьи, ученых, промышленников. Она блестяще справилась с заданием. При активном участии кинозвезды была создана широкая агентурная сеть, благодаря которой удалось совершить операцию по выводу из строя завода в Норвегии, создававшего «тяжелую воду» – нужный ингредиент для цепной реакции. Гарбо дружила с королем Швеции Густавом Пятым и с датским королем Христианом Десятым.

Монархам и бывшей кинозвезде удалось спасти Нильса Бора от подпольщиков и рук нацистов и организовать бегство ученого из Дании в Швецию, а оттуда – в Шотландию.

Тогда же, подобно Шиндлеру, ей довелось принимать участие в спасении датских иудеев, которых фашисты подготовились вывезти в лагеря смерти. Благодаря Гарбо и участникам королевских семей несчастных за одну ночь переправили на лодках в нейтральную Швецию.

В начале 40-х ей внесли предложение съездить в Германию – фюрер был громадным поклонником ее таланта. «Мне следовало отправиться в том направлении, прихватив пистолет в сумочке», – сказала позже актриса. Но, она трезво оценивала потенциальные результаты таковой миссии: «Я бы имела возможность его убить весьма легко. Возможно, это и разрешило бы все неприятности и не было бы войны, а я стала бы героиней масштаба Жанны д’Арк.

Не смотря на то, что я не политик, и, возможно, война бы началась при любых событиях».

Но война началась и кончилась. Роль Жанны д’Арк, о которой Гарбо грезила еще в 20-е, была не сыгранной ни в жизни, ни на экране. Наступила новая эра. Грета Гарбо осталась легендой, божественной тенью на кинопленке ушедших времен. Грета Ловиса Густафсон затворилась в апартаментах на Манхэттене.

Новую судьбу она начала, экспериментируя с разными диетами, очень преуспев в этом. У нее кроме того появился роман с диетологом Гэлордом Хаузером. Но она шепетильно оберегала собственную личную судьбу от поклонников и прессы, до конца оставаясь для публики тайной.

«История моей жизни, – когда-то сказала она, – это история о запасных выходах, боковых дверях, других способах и тайных лифтах входить и выходить так, дабы меня не тревожили».

Грета Гарбо погибла 15 апреля 1990 года в первоначальный сутки Пасхи. В соответствии с христианскому канону, погибший в Пасху заслужил особенную любовь Всевышнего.

Все собственный многомиллионное состояние она покинула собственной племяннице Грэй Райнсфилд и завещала похоронить себя в родном Стокгольме. Прах был предан почва спустя десятилетие по окончании смерти актрисы.

Человек-невидимка / The Invisible Man | сезон 1 серия 8 | воровство и Свобода (Liberty and Larceny)


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Теги:

Комментарии закрыты.