Георгий жженов: «моя жизнь — сплошная ошибка»

Георгий Жженов: Моя жизнь — целая неточность

22 марта ему  бы исполнилось 95. В данный сутки многие каналы разрешили телезрителям ещe раз встретиться с актером, услышать его самого и самых родных ему людей, отыскать в памяти о его «культовых» киноролях, о драматической, наполненной событиями судьбы, а Первый продемонстрировал премьеру документального фильма «Георгий Жженов. «Все, что могу…».

Давайте и мы отыщем в памяти Георгия Степановича.

Показался на свет  он в 1915 году в Петрограде на Васильевском острове. Родители его – крестьяне родом из Тверской губернии. Жили, вспоминает Жженов, бедно и далеко не в согласии — чем тверже становилась потребность, тем больше злоупотреблял алкоголем папа, пропивая все, что было в доме, и часто поднимая руку на жену.

Мать Георгия была человеком хорошим, умным и любящим, и для Жженова она окончательно осталась «моей красивой Мамой».  Семнадцатилетней деревенской девчонкой она вышла замуж за человека, у которого уже было пятеро детей, и  еще ему пятерых родила!

— Мать — грандиозный человек, — обожал говорть Георгий Степанович. — Смею думать, что я где-то повторяю и продолжаю жизнь матери. И считаю, что в случае если я зажился на белом свете, то живу за собственных двоих братьев, жизнь которых оборвалась трагически. Один в лагере на Печоре погиб, а второго расстреляли румыны в Мариуполе — оккупационные армии.

Их с другом на глазах у моей матери и расстреляли.

Циркач

По окончании седьмого класса 204-й Ленинградской трудовой школы 15-летний Жженов забрал паспорт у старшего брата Бориса (так Георгий жженов: моя жизнь - сплошная ошибкакак еще возрастом не вышел) и отправился поступать в эстрадно-цирковой техникум. И поступил, а по окончании окончания со своим тезкой, еще одним Георгием, сделал номер «2-ЖОРЖ-2», с которым выступал на лучших ленинградских аренах.

— Обожал спорт, старший братишка в цирке трудился — это, по всей видимости, повлияло. Искал я себя. А в цирке в тридцать втором году меня в первый раз «подсмотрели» киношники ленфильмовские — и пригласили сниматься в фильме Неточность храбреца, — говорил Георгий Степанович.

Через много лет он шутил по поводу заглавия собственного первого фильма  «Неточность храбреца»: — Вся моя жизнь — целая неточность: храбреца, резидента и без того потом. Вот… Попал в кинематограф, заразился им, променял здоровый запах манежа на запах ацетона в павильонах киностудии.

По окончании собственной дебютной картины Георгий Степанович покинул цирковую карьеру и поступил на отделение киноартиста Ленинградского театрального училища. До 1935 года успел сыграть в «Чапаеве», «Наследном принце Республики», «Золотых огнях».

Американский шпион

Во второй половине 30-ых годов XX века Жженов был арестован по обвинению в шпионаже — предлогом к тюремному заключению послужила поездка на съемки фильма «Комсомольск» во Владивосток, на протяжении которой он случайно познакомился с американцем. Как в ужасном сне Георгий Степанович слушал на судебном ходе, как его обвиняют в установлении преступной шпионской связи с американцем, что завербовал его как человека, мстящего за судьбу брата. Абсурд!

Но доказать собственную невиновность  юноша так и не сумел…  Следователь с издевательской ухмылкой давал ему карандаш и приказывал подписывать фальшивые признания.

В итоге решение суда – пять лет в лагерях Колымы.

— Весьма страшно, в то время, когда с понятий Человечность и Справедливость в первый раз внезапно срывают прекрасные одежды… Мне было лишь 22 года. Я опасался не физических увечий, нет — возможно, я и вытерпел бы их, — я опасался сумасшествия. Знать бы, во имя чего ты принимаешь муки, — было бы легче! — с печалью будет вспоминать Жженов то ужасное время.

Позже ему начнут десятки раз задавать одинаковый вопрос — что помогло ему выжить в тех нечеловеческих условиях? И он, в большинстве случаев, будет отвечать: -…Юность, привычка к физическому труду и здоровье. И вдобавок я был малоинтеллигентным человеком – меня не истачивало чувство оскорбленности. И, само собой разумеется, определенное везение.

В то время, когда я попал на Колыму, у меня уже не оставалось ровным счетом никаких иллюзий, никакой веры в справедливость, которая якобы обязана восторжествовать, в закон, никакой надежды на пересмотр дела. Была только ежедневная борьба за физическое выживание. Как раз выживание.

Так как в ГУЛАГе гибли люди и посильнее меня.

Намного позднее его партнёр и друг по лентам «Судьба резидента» и «Ошибка резидента» Михаил Ножкин совершенно верно прокомментировал тот тяжелый период в жизни Жженова:

  — Георгий Степанович, а ну как все это — Божий промысел? В случае если вам Всевышний отправлял опробования, контролируя вас на прочность? И вы эту диагностику прошли. Ваши ровесники были призваны на фронт в первые же дни войны. И в первые же месяцы практически все полегли.

Если бы вас будущее — тяжелая, обидная — в лагеря ни закинула, то неизвестно, жили ли бы вы по большому счету на белом свете.

В собственной автобиографической повести «Саночки» Жженов писал, что в один раз в лагере ему сказали о чуде — пришли две посылки, отправленные матерью. За ними нужно было идти километров 10 пешком.

— Я осознавал, что посылки смогут спасти мне жизнь, потому что от постоянного голода силы убывали ежедневно и неуклонно, и я отдавал себе отчет, что продолжительно не протяну. Но физически не имел возможности пройти эти проклятые десять километров. У меня просто не было сил.

В этот самый момент произошло второе чудо: меня забрал с собой опер, возвращавшийся на лагпункт. А в то время, когда по дороге я совсем упал в снег, не в силах сделать и шага, и с глубоким безразличием осознал, что это финиш, опер взвалил меня на санки, каковые тащил за собой, и повез. Дабы ожесточённый опер, в далеком прошлом забывший, что такое сострадание, вез на санках зэка — это было больше, чем чудо.

Но оказалось, что посылки были отправлены матерью Жженова три года назад, и их содержимое — сало, колбаса, чеснок, лук, конфеты, табак — в далеком прошлом перемешалось и превратилось в смерзшийся камень. Он голодный наблюдал на эти посылки и из последних сил сопротивлялся жажде тут же вцепиться зубами — знал, что погибнет от отравления…

Как позднее растолковывал сам актер, его старенькая мама, оставшаяся в Ленинграде, израсходовала все, что у нее было на посылки сыну, поскольку семья была, по выражению Георгия Степановича, «расщелкана»: старший брат погиб в лагерях, второй был казнен немцами, папа пребывал в ссылке.

В 1945 году Жженова высвободили, и он начал работату в Магаданском заполярном театре, а в 47-м приехал в Москву за назначением на работу. В его паспорте была отметка, запрещавшая жить в больших индустриальных городах, где имеется киностудии. Но по ходатайству его учителя, режиссера Сергея Аполлинариевича Герасимова, Жженова направили трудиться в Свердловск, где он взял временную прописку и приступил к съемкам фильма «Алитет уходит в горы».

Но тут производство картины передали в Москву, а в том направлении он никак отправиться уже не имел возможности. Устроился в театр города Павлова-на-Оке. И внезапно… в 1949-м году его снова арестовывают – отыскали в памяти дело об американском шпионаже.

— Целых полгода ел в Неприятном тюремную кашу, а после этого меня послали в ссылку в северный Норильск, — говорил Георгий Степанович. — За что? Из-за чего? Как же так? — если бы терзал себя этими вопросами, я бы скоро сошел с ума.

Ссыльный Жженов взял кличку Педиатр. Он превосходно фотографировал и щелкал детей на пленку на эйфорию им и их родителям…

Начни с нуля

Лишь в конце 1955 года его реабилитировали.  И в 38 лет он с нуля начал собственную актерскую карьеру. Трудился большое количество, как будто бы наверстывая потерянное – только за первые десять лет на свободе сыграл в 20 лентах. А известным стал по окончании ролей автоинспектора в ленте Берегись автомобиля (1966)

и разведчика Тульева в трилогии «Неточность резидента».

Во второй половине 70-ых годов двадцатого века Жженов сыграл начальника самолета в первом советском фильме-трагедии «Экипаж», после этого было много других фильмов, среди которых «Незримый путешественник» и «Конец вечности». Всего у актера около 70 картин. Играться подлецов он категорически отказывался, сказал: «Я через чур много повидал их в жизни!»  Да и отрицательных персонажей Георгию Степановичу очень не предлагали – режиссеры постоянно отмечали его хорошее обаяние, исходя из этого и давали ему только хороших храбрецов.

— Обаяние — мастерство быть самим собой, — сказал Жженов. — При любых событиях. Я не могу и не обожаю прикидываться. Не играться другого человека, а быть им — этим я руководствуюсь.

какое количество бы он еще успел сделать, если бы не было этих несправедливо вычеркнутых из судьбы 17 лет ссылок и лагерей? Ирония судьбы: отсидевший по фальшивому обвинению в шпионаже человек спустя десятилетия получил от тех же, засудивших его когда-то, «органов» разные призы за роль уже настоящего шпиона. Жженов обожал жизнь, исходя из этого возможно, не старел — ни при каких обстоятельствах не смотрелся на собственный возраст.

 В 90 лет сам возил жену на дачу и плавал в море. «Лида, мы с тобой юные, — сказал ей. — Просто не нужно делать резких перемещений». А на вопрос журналистов, в чем секрет его юности, – отвечал, дескать, физиология, генетика. Не смотря на то, что, пожалуй, секрет крылся в его умении … прощать.

 Так как через много лет он встретился с охранниками из лагеря на Колыме и… пожал им руки, и вдобавок он знал, кто «состряпал» на него дело, и также видел этого человека – очень известную персону, имя которой он журналистам не открывал.  Более того, тот  подлец по прошествии времени кроме того просил Жженова оказать помощь ему…

Переехав в конце 60-х в Москву, Жженов пришел в Театр имени Моссовета, в котором проработал до конца своих дней. 5 лет назад на сцене этого театра он отметил 90-летний юбилей. Простился…

Дабы встретиться в тот сутки со зрителями, он отказался от операции, на которой настаивали доктора. Ужасный диагноз — «онкология» — скрывали от него и в поликлинике, и дома. Он погиб на руках у собственной жены Лидии Петровны Малюковой…

Дочки-матери

Георгий Жженов женился четыре раза. С первой супругой — белорусской актрисой Евгенией Голынчик (она игралась с Марком Бернесом в фильме «Истребители») он познакомился на протяжении учебы. Но позже арест Жженова разлучил их. На первом же свидании он отпустил ее: «Женя, все — меня нет!»  В лагере Георгий Степанович встретил собственную вторую любовь – Лидию Воронцову — «японского шпиона». Ее жизнь трагически оборвалась — она покончила собой. С третьей — Ириной — они повстречались в норильской ссылке.

А четвертую, последнюю мужу Лидию Петровну отыскал в Ленинграде и был вместе с ней до собственной последней 60 секунд. От каждого брака у Георгия Степановича появились дочки, и любая дочь подарила ему по внуку…

— Он был для меня всем. Лучше человека, чем он, я ни при каких обстоятельствах не встречала в собственной жизни. И не встречу, — говорит вдова Жженова Лидия Петровна. — Таких людей, как Жженов, не существует.

И как мужчина, и как легко личность.

Его вправду обожали все – и преступники, и партийные боссы. Может, потому,  что отсидел 17 лет, был реабилитирован, не вышел из строя, быть может, легко по причине того, что был порядочным и хорошим человеком. Позже — уже по окончании собственных перипетий — он воплотил на экране всех знаковых персонажей советских гаишника:  и времён в «Берегись, автомобиля!», и разведчика  в «Судьбе резидента», и летчика — капитана самолета  в «Экипаже», и генерала в «Тёплом снеге».

Но прошло пара лет с момента его смерти, а квартиру вдовы Жженова ограбили. Вынесли все самое дорогое, что осталось от мужа, – медали и награды.  Больше брать было нечего — семья  нуждалась в деньгах.

Кроме того на могиле Жженова  вдова сумела установить только крест — на монумент не хватало средств.

 Казалось, что о нем забыли все…

Но внезапно, как когда-то в лагере, случилось чудо… Начальник Фонда актера Михаила Ульянова Ирина Ульянова сделала все, дабы на могиле приятеля ее отца показался хороший монумент. Его сделал скульптор Виктор Митрохин, в конце прошлого года монумент поставили на могиле и освятили.

В юбилей Георгия Степановича, 22 марта, на доме в Москве по Зоологической улице, где Жженов прожил более 35 лет, установили мемориальную доску заслуженый артисту СССР. А вечером в Доме актера собрались коллеги, друзья и близкие, дабы отыскать в памяти и помянуть актёра и великого человека.

Дмитрий Сергеев

Жженов


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: