«Generation п»: фильм о конце света, который уже наступил

«Generation П»: фильм о финише света, что уже наступил

В прокат выходит фильм, которого ожидали 5 лет.

«Generation П» – культовый роман Виктора Пелевина. Написанная во второй половине 90-ых годов двадцатого века книга произвела шоковое чувство – так иронично, ярко и совершенно верно был вынесен диагноз обществу 90-х и поколению, нарождавшемуся в нем. В эти годы (в случае если их кто-то не застал) бандитские перестрелки велись прямо на улицах, краснопиджачных предпринимателей не успевали хоронить, сохранившиеся ковали бабло всеми дешёвыми методами – и в случае если выживали, то возносились на политические, рекламные и киновысоты, с которых взирают на нас, жалких пигмеев, и по сию пору…

Сюжет

Именно это и случилось с главным храбрецом «Generation П» Вавиленом Татарским (имя, в соответствии с Пелевину, помесь Владимира Ильича и Василия Аксенова Ленина). Отчисленный из Литинтститута, Вавилен какое-то время трудился в ларьке на «чечена», реализовывал крепчайшие презервативы, на ходу придумывая к ним слоган: «Все лучшее на х…».

В том месте его и отыскал давешний друг Морковин, что внес предложение работу в копирайт-агентстве, придумывающем рекламу ко всему: к пиву, мятным пилюлям а также русской национальной идее… Таланты Татарского, преумноженные действием наркотиков, заводят его в эзотерические дали. Он делается участником тайного общества «пчеловодов», которое существует параллельно университету страны, манипулирует и командует публичным сознанием. А скоро – по окончании убийства иерархов этого общества – Вавилен возносится на самые руководящие должности…

«Generation п»: фильм о конце света, который уже наступил

А был ли Пелевин?

У режиссера Виктора Гинзбурга, с 70-х годов живущего в Америке и занимающегося в том месте съемкой рекламы, оказалась достаточно прилежная экранизация пелевинского романа.

– Когда я прочёл роман, в голове у меня сложился готовый фильм. Позже было большое количество мучительной работы, но кино я уже заметил. Для меня главным было сохранить пелевинский дух, – говорит Гинзбург. – Я общался с автором романа.

Сначала он заявил, что его книги по большому счету не поддаются экранизации. Позже прочел мое видение сценария и дал несколько советов, а позже провалился сквозь землю…

Исполнитель ключевой роли Владимир Епифанцев по большому счету уверен в том, что Пелевина… не существует в природе:

– Это мистификации. Я его, к примеру, ни при каких обстоятельствах не видел, – смеется актер.

Возможно, само собой разумеется, относится к Пелевину как мистификации и, как говаривал Карлсон, к «выдумке». Но кроме того в случае если это и выдумка, то одна из самых дорогих.

Процедура приобретения прав на экранизацию романа была делом непростым.

– У Пелевина – агент в Нью-Йорке, входящий в десятку лучших, – говорит Гинзбург. – С ним велись детальные переговоры, в итоге был подписан многостраничный договор – практика в Голливуде стандартная, но для России практически беспрецедентная…

Охлобыстин не справился с ролью наркомана

А дальше начался актерский кастинг. На роли необходимо было приглашать персон культовых, каковые прекрасно не забывают 90-е и во многом являются тем самым Generation П.

Гинзбург был перфекционистом. Он снимал фильм с одними актерами. А позже внезапно передумывал и создавал замены…

Так, к примеру, в роли Морковина снимался Вадим Николаев, но скоро сошел с дистанции, его заменил Андрей Фомин. Иван Охлобыстин игрался сначала в фильме две продавца – рекламщика и роли Малюты галлюциногенных мухоморов Гиреева. В финальной версии у Ивана осталась только маловнятная роль Малюты.

А вот грибами Вавилена угощает Сергей Шнуров. Делает это убедительно, предлагает запивать мухоморы водкой для смягчения действия, видно, знаком с процедурой не понаслышке.

 

– Если бы мне было нужно в Лос-Анджелесе делать кастинг на роль ЛСД-шника, ко мне выстроилась бы очередь из актеров с соответствующим выражением глаз. В Российской Федерации не так… – практически с сожалением говорит Гинзбург. – Тут лишь Шнур способен напиваться до психоделического состояния.

Кстати, наркотики во всех видах продемонстрированы в фильме призывно, со вкусом: кокаиновые дорожки, выложенные в виде ковровых орнаментов, ЛСД в виде красочных марок, грибы – безобидные практически как чипсы… Остается лишь сохранять надежду, что юный зритель устоит перед таковой красотой…

С остальными ролями в фильме было все легко: Ханина сыграл Александр Гордон (и мы в которой раз убедились, что он хороший актер), Леонида Азадовского – Михаил Ефремов, Фарсука Фарсейкина – Владимир Меньшов… Нашлись роли и для других актуальных персонажей тусовки: Ренаты Литвиновой (секретарь Ханина), Олега Тактарова (преступник Вовчик), Леонида Парфенова, Юлии Бордовских, Марианны Максимовской, Андрея Васильева (играются самих себя), Амалии Гольданской (труженица рекламной компании), Андрея Панина (шофер Коля)… Собственную последнюю роль в кино сыграл и Роман Трахтенберг. Ему достался персонаж по имени Саша Бло, что в фильме погибает…

И вдобавок заметную роль в картине играется Борис Ельцин. Документальная хроника, на кадрах которой президент России дирижирует оркестром, пляшет твист с Женей Осиным и расстреливает парламент, придает киношной и в неспециализированном-то фантастической картине пугающую достоверность.

– Пелевин писал многие сцены как фантастику лишь чтобы его не убили, – с убежденностью говорит продюсер фильма Иван Засурский. – Его фантасмагории в действительности были действительностью…

Взрывная реклама

С неотёсанной действительностью было нужно столкнуться и создателям фильма. На производство картины очевидно не было денег. 

– Многие думали, что мы так пиаримся, интригуем – выдаем по кусочку данные о картине и затухаем. В действительности у нас были огромные неприятности с финансированием. Нам приходилось снимать кусок фильма – и ходить обосновывать потенциальным инвесторам, что это возможно весьма интересно и прибыльно.

Кто-то давал денег – и мы опять снимали кусок… – раскрывает секреты производства режиссер.

Но еще большей проблемой стало применение брендов. Понятное дело: фильм о рекламщике не имел возможности обойтись без упоминания конкретных продуктов.

– Кастинг брендов был тяжелее, чем актерский, – жалуется режиссер. – Сперва мы пробовали в точности применять упомянутые Пелевиным продукты. Разослали компаниям предложения об участии в фильме. Но тут гнездилась неприятность: бренд-то мы в фильме именовали, но и поиздеваться наряду с этим над ним по сюжету нужно было… И все же нам повезло. Производство фильма совпало с кризисом в рекламе.

В брендовых компаниях осознавали: рекламировать товары по старинке больше запрещено, необходимы радикальные подходы, исходя из этого многие и дали согласие поучаствовать в фильме. Кто-то кроме того помог с деньгами…

Но, не обошлось и без трудностей.

– Так, к примеру, в сцене, в которой взрывается автомобиль, имитируя «взрыв вкуса», по книге должен был рекламироваться кофе «Нескафе», – раскрывает тайны Гинзбург. – Мы связались с «министерством информации» бренда аж в самой Женеве – и в том месте нам заявили, что это для них через чур радикальная реклама: человек с порочным лицом, садящийся в автомобиль, что кто-то взрывает, – все это не имеет возможности ассоциироваться со ветхой хорошей хорошей маркой. И мы нашли подходящую по смыслу замену – пилюли «Тик-так».

Внимательный зритель заметит в кадре еще одну «нестыковку»: в рекламе пива «Туборг» фигурирует не сегодняшняя этикетка напитка.

– Тут также были серьезнейшие переговоры – со штаб-квартирой в Копенгагене, – согласится Гинзбург. – Хозяева бренда пробовали запихнуть к нам в фильм сегодняшнюю этикетку пива, а нам нужна была этикетка из 90-х. Продолжительно общались. Вы бы видели их офис: замок XIX века, на нем огромная свастика – хозяин увлекается эзотерикой, явный прототип храбрецов отечественного фильма… В итоге договорились…

О национальной идее

В одном из кадров фильма Вавилену дают задание прорекламировать русскую национальную идею. Само собой разумеется, с вопросами на эту тему обращаются сейчас и к создателям фильма.

– Российская Федерация – единственная страна, которая занята поисками национальной идеи, – пожимает плечами Гинзбург. – Все говорят о том, в то время, когда наступит финиш света, а он уже наступил. Отечественный фильм задается гамлетовским вопросом: что делать?

– А по-моему, поиск национальной идеи – и имеется для России основная национальная мысль, – со характерной ему иронией говорит Александр Гордон.

Продюсер Иван Засурский же вычисляет:

– Мне думается, что сейчас нацидея вырисовывается, и отечественный фильм исходя из этого станет знаковым: сейчас больше не модно бегать за золотом, как в 90-е. Появляется поколение, которое дорожит духовными, а не материальными сокровищами, к примеру, среди отечественной группы «ВКонтакте» ни у кого нет автомобилей…

– Я также отказался от автомобили, – гордо говорит Гордон и додаёт: – Нет, я не езжу на метро. Такси же имеется …

Полный п…ец

В финале «Generation П» поколение, выросшее на пепси, топчет собственных прошлых кумиров и выбирает кока-колу.

– Потому, что фильм будет иметь интернациональный прокат, моя задача – растолковать Западу такое понятие, как «п…ец», – говорит Гинзбург.

– В заглавии «Generation П» – «П» так и переводится – «п… ец»! – весёло додаёт продюсер Засурский.

– Тогда уж усильте понятие для Запада – полный п…ц, – креативно предлагает Гордон.

В фильме, кстати, храбрецы направо и налево употребляют нецензурщину, и похоже, это уже никого не напрягает. По причине того, что мы все в этом ПП и живем.

Говоря о том, верит ли кто-то в существовании тайной организации, которая манипулирует нами, Гинзбург загадочным шепотом возмущается:

– Это провокация! Мы живем в постинтеллектуальном обществе, соответственно, предпосылка для диссидентсва существует.

А Гордон и вовсе отвечает:

– Я тружусь на телевидении. Неужто у меня остались иллюзии о свободе? Само собой разумеется, всеми нами манипулируют…

– Это станет брендом отечественного фильма и будет перемолото коммерческими жерновами! – весело потирает ладошки режиссер.

А Иван Засурский ему вторит:

– «GenerationП» – не в полной мере русское кино. По причине того, что русское кино – оно или для мастерства, или для денег. Мы же говорим в картине о ответственном, но и кассу получим – на нас отправятся!

… А вы рассказываете о том, что мода на золотого тельца закончилась… Show must go on, финиш света длится!

Илона Егиазарова

Мухтар. Новый след. 16 серия. Ростовщик


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: