Евгений миронов на съемках «пепла»…

Евгений Миронов на съемках «Пепла» отбил жену у Владимира Машкова

Голливудский режиссер Вадим Перельман заканчивает съемки многосерийного фильма для канала «Российская Федерация» «Пепел» с участием звезд российского кино: Владимира Машкова, Евгения Миронова, Андрея Смолякова, Елены Лядовой, Петра Мамонова, Чулпан Хаматовой, Сергея Гармаша и Сергея Чонишвили.

Лента охватывает период с 1938 по 1948 год. В базу картины легла настоящая история вора Арсения Пепла (Евгений Миронов) и капитана Красной армии Игоря Петрова (Владимир Машков). Храбрецы изменяются документами, соответственно, и судьбами. Капитан делается уголовником, а преступник — красноармейцем, что еще и умудряется влюбить в себя жену Петрова Риту (Елена Лядова).

Преступник по кличке Пепел — известный «медвежатник», что всегда на месте совершенного им правонарушения оставляет фирменный символ — пепел от сигареты. Из этого и наименование фильма.

«Около ТВ» уже делал репортаж со съемок сцены побега из колонии Андрея Владимира Смолякова

Евгений миронов на съемках «пепла»...

и героев Машкова. Тогда работа проходила в окрестностях Петербурга. Сейчас киногруппа перебралась в Ярославль.

Территория бывшего кирпичного завода на окраине Ярославля. Полуразрушенные строения с вывесками «Бакалея» и «Гастрономия», пушки,

германский грузовик, отечественные эмки, пострадавшие, трупы

Красивые развалины, кстати, отстраивали для сериала канала «Российская Федерация» «судьба и Жизнь», съемки которого проходили тут годом ранее. А вот понадобились еще раз.

Идет работа над батальной сценой— сражением с немцами. На площадке многолюдно: массовка — человек сто, и вдобавок актеры, режиссер, операторы, помощники

Двое фашистских воинов укладываются на мокрую почву.

— У моего немца, возможно, инфаркт по окончании ранения произошёл, уж весьма крови большое количество, — говорит один к второму..

— Немцы, сдохните все! — кричит ассистент режиссера. — На вас камера наблюдает! Замерли до команде «Стоп, снято».

Появляется Евгений Миронов вместе с группой воинов.

Для картины нужен дым, и до тех пор пока помощник разбрасывает дымовые шашки, у актера имеется время на перекур. Миронов подходит ко мне и требует сигарету.

— Перед смертью перекурить нужно, — говорит, затягиваясь, актер.

— А что, вашего храбреца убьют? — интересуюсь.

Миронов загадочно радуется в ответ: дескать, для чего нужно знать то, чего зритель до премьеры фильма знать не должен.

— Из-за чего у нас немцы какие-то не убиенные снова лежат? Кровью залейте им лица! — возмущается ассистент режиссера.

Гримеры бегут к массовке с пластмассовой бутылкой с красноватой жидкостью. По окончании очередного «мейк-не» у гримера все руки в «крови»:

— Бутафорская кровь стоит дороже людской. Эту я из Парижа привозила, литровая бутылка в переводе на отечественные деньги обошлась в шесть тысяч рублей. Она хороша тем, что скоро смывается холодной водой, не оставляя никаких розовых пятен.

В следующем кадре массовка и актёры должны быть уже чистыми.

— А какое количество таковой крови было пролито во время съемок?

— Не считали, но довольно много.

Тем временем вторая часть массовки, складывающаяся из местных обитателей, изображает раненых советских солдат и рассаживается по двум грузовикам.

— А чего мы все такие весёлые и в камеру не наблюдаем? — иронично задаёт вопросы по окончании репетиции помреж.

Один из воинов добывает папироску из портсигара. К нему скоро подбегает ассистент по реквизиту:

— У вас сигарета без фильтра?

— Да, все, как нужно, — отвечает актер из массовки.

Помощник разбрасывает лопатой по капоту грузовика размокшую от дождя глину.

По окончании очередного дубля Евгений Миронов направляется к монитору, где вместе с режиссером и киногруппой просматривает сцену. Все помой-му нормально и убедительно по картине — решают сделать еще один дубль.

Трогаются два грузовика с ранеными, слышна перестрелка, Евгений Миронов вместе с группой воинов направляется к раненым, лежащим на тюках.

Миронов отдает шлем, кидается к одному из воинов — приятелю по его воровскому прошлому Ворону, которого сейчас перевязывает медсестра, — дает ему отпить из фляги воды и кричит воину:

— Скоро всех троих тащите в мою машину и в больницу!

— Я забыл фамилию Макаров, просто так к нему обратился, — смеется по окончании съемки актер.

К тому же Миронов еще оступается в грязи перед камерой.

— Евгений, накиньте капюшон, в противном случае совсем вымокните, — рекомендует помощник.

В ответ Миронов радуется и машет рукой. Беспокойство киногруппы о здоровье актера ясно: практически за пара дней до данной съемки Евгений простудился и слег с большой температурой.

Нужен следующий дубль, но один из грузовиков, снятых в аренду на «Мосфильме», начинает дымиться. В радиатор попадает грязь, которую безотлагательно нужно удалить, дабы машина снова завелась.

— Сказал вам, — смеется солдатик с перевязанной головой из массовки, — что дублей совершенно верно будет семь.

В итоге сцену наконец-то снимают. В фильме она будет занимать не больше 60 секунд, а трудились над ней сейчас около семи часов.

Промокшего полностью Миронова скоро провожают к грим-вагончику. Актер переодевается, обедает, по окончании чего соглашается ответить на пара вопросов обозревателя «Около ТВ».

— Сейчас мы снимаем армейский блок: только что закончили эпизод по окончании боя, а на данный момент будем снимать сцену, как мой храбрец готовится к этому сражению, — говорит актер. — Армейский блок в отечественном фильме маленькой, но достаточно значимый. Так как на войне происходят главные трансформации характеров храбрецов.

— Евгений, как вам работается с сотрудником по «Табакерке» Машковым?

— К сожалению, встреча на площадке у нас оказалась достаточно маленькая. Пересекались с Володей в двух сценах: в начале и в самом финише. А так подсчитали с ним — у нас, выясняется, это уже шестая картина. Сделали вывод, что необходимо до семерочки дотянуть.

Играться с ним достаточно легко, поскольку нас очень многое связывает.

— Какая сцена была самая трудной?

— Возможно, самое сложное в данной ленте психологически сыграть те моменты, в которых я борюсь за собственную жену (по окончании того как капитан Красной армии Игорь Петров и преступник Пепел поменялись документами, супруга Петрова юридически стала супругой Пепла. — Прим. ред.). Я считаю, что уже заслужил ее — своим поведением, поступками, вынудил уважать моего храбреца.

Пепел так как начинает с вора-«медвежатника», а позже делается настоящим офицером. Весьма интересно играться все это: показывать изменение в хорошую сторону персонажа, а позже, в то время, когда он снова прибегает к помощи своих друзей из прошедшей судьбы, его крушение — все рассыпается у Пепла, как карточный домик. Похожая роль у меня была в «Апостоле», где я игрался братьев-близнецов. Данный фильм не просто о войне — в нем лежит амурная интрига, амурный треугольник.

Так, по крайней мере, Вадим Перельман все выстраивал.

— А что пришлось нелегко физически?

— Не могу заявить, что тут особенно тяжело. С крыши я уже падал в «Апостоле», и технику какую-то осваивал Тут, например, было нужно познакомиться с мотоциклом. Не сходу мы с ним поняли друг друга, но в итоге через пара дней я уже гонял.

— Многих затронула Великая Отечественная война. Ваших родных она коснулась?

— Два деда погибли в войну. Один — под Ленинградом, а второй в Белоруссии, где партизанил.

— Ваш храбрец проходит через опробования: в первоначальный раз, в то время, когда начинает новую судьбу, и во второй, в то время, когда отстаивает чужую жену, которую вычисляет уже собственной. Какие конкретно опробования были в вашей жизни?

— Я восстанавливал Театр Наций, что был в так уничтоженном состоянии, что создавалось чувство, что он по окончании войны, словно бы в том направлении бомба попала. В первый раз мы создали таковой центр. Все привыкли к тому, что имеется или репертуарный театр, или антрепризный. А мы совмещаем их, что весьма непросто — как денежно, так и организационно.

Стараемся ход за шагом идти дальше. В обязательном порядке должны открыть Малую сцену. Надеюсь, в ноябре это сделать удастся. И в первой премьере я с Юлией Пересильд сыграю в ключевой роли.

Желаю, дабы именно на Малой сцене проходили начала молодых гениальных актёров и режиссёров.

— Как вам думается, проект «Пепел» удается?

— До тех пор пока никто не сможет ответить на данный вопрос. Основное преимущество отечественной картины (на что я и клюнул) — она снимается как полноценный художественный фильм. Вадим Перельман выстраивает кадр неторопливо и детально. Любая сцена делается в нескольких замыслах.

Надеюсь, что так будет до конца съемок, что в обязательном порядке положительно скажется и на результате.

Начинает темнеть. Евгений Миронов направляется на площадку.

Работа над сериалом «Пепел» близится к завершению. в первых рядах пара съемочных дней в Москве.

Зрители канала «Российская Федерация» заметят дающий слово стать рейтинговым проект «Пепел» в 2013 году.

Сергей Амроян

Ярославль — Москва

Фото: Александр Кучерявый, канал Российская Федерация

Евгений Миронов. О съемках фильма Апостол.


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: