Дмитрий харатьян: «я креол, америка — моя родина»

Дмитрий Харатьян: «Я креол, Америка — моя отчизна»

На Первом канале возобновились съемки программы «Куб». В новом сезоне зрители заметят, как справляются со сложными заданиями Роза Сябитова, Никита Пресняков, Виктор Васильев Вести шоу так же, как и прежде будет Дмитрий Харатьян. У него на данный момент тёплые деньки: кроме «Куба» актер ведет и другую программу Первого — Наилучший мужчина, и вдобавок заканчивает работу над фильмом «Форт-Росс».

— Дмитрий, для вас успех «Куба» ожидаем либо он застал вас неожиданно?

Дмитрий харатьян: «я креол, америка — моя родина»

Дмитрий Харатьян: «Куб» апробирован в мире. В Англии, к примеру, это рейтинговый проект, идущий в эфире лет шесть. Знаю из источника: совсем сравнительно не так давно племянница моей жены вышла замуж за британца и живет сейчас в Лондоне.

Так вот отечественный новоиспеченный родственник приезжал в Москву, заметил эту программу и заявил, что у них она весьма популярна. На Украине «Куб» идет уже три сезона, и также очень хорошо. Первый канал, ставя в эфир программу, само собой разумеется, рассчитывал на успех, и не совершил ошибку, как это довольно часто с ним не редкость.

Меня по окончании «Куба» дети стали узнавать! Воображаете, выросло поколение, не знающее меня как гардемарина! Мне Макаревич забавную историю поведал, как лет 15 назад, в то время, когда он начал вести «Смак», к нему на улице подбегали дети: «Дяденька, это вы готовите еду по утрам?» А ведь он основатель легендарной «Машины времени»!

Вот и я фактически проснулся по окончании «Куба» известным — дети бегут ко мне со всех сторон. Им, по всей видимости, данный проект напоминает игру в кубики. Наподобие все легко, но ярко, зрелищно и в действительности непросто. Нравится детям — нравится и родителям, бабушкам-дедушкам. Широкий спектр действия был у этого «Куба».

Исходя из этого второй сезон будет очень интригующим!

— Как вы вычисляете, успех проекта связан с вашей личностью?

Дмитрий Харатьян: На моем месте мог быть любой актер. Управление канала с моей кандидатурой если не рисковало, то очень сильно экспериментировало. Я так как в таком качестве ни при каких обстоятельствах ничего не делал.

У меня три года на канале «Культура» выходил совсем другой проект — «Громадная семья», до этого были программы «Добрый вечер» и «Доброе утро» — форматы не игровые.

Жанр «Куба» для меня новый, но был близок, я человек не то дабы азартный, но увлекающийся. Я так как на программе ничего не знаю заблаговременно: заданий, как их проходят Я сам пробовал выполнить несколько заданий — не получилось!

— Но вы же спортивный человек!

Дмитрий Харатьян: Да, но и у спортсменов не всегда получается, кроме того у великих! Я все время привожу пример Валуева — он уже, возможно, на меня обижается. Я его весьма уважаю, но на «Кубе» ему досталось снаружи, казалось бы, простое задание: поймать два шарика, каковые выстреливаются из двух противоположных углов. Упражнение на реакцию.

Думается, один раз может не оказаться, но дабы два, три какое количество людей приходили — ни у кого с первого раза не оказалась. Валуев это задание не выполнил по большому счету. Первый и второй туры прошел легко, а вот на «Оси судьбы» вышел из строя.

Но имеется один интересный нюанс: он так как боксер, а боксеры уворачиваются от боковых угроз — это у них в подсознании заложено. Так что эти шарики подсознание Валуева принимало как угрозу, исходя из этого он и уворачивался.

Я решил попытаться собственные силы на «Кубе», в то время, когда у Аниты Цой восемь раз подряд не получалось одно да и то же задание. Выяснилось, это реально сложно. Наряду с этим я-то не переживал по большому счету: вышел нормально, полностью расслабленно, целый из себя спортивный, как вы рассказываете. Но чего-то мне не хватило, быть может, моторики, реакции.

А ведь на участников еще воздействуют и психотерапевтические моменты: они находятся под увеличительным стеклом, на них все наблюдают, замечают. Камеры около, миллионы телезрителей, ответственность!

— Лично меня в прошедшем сезоне поразила Юлия Ковальчук — снаружи хрупкая, но такая целеустремленная женщина.

Дмитрий Харатьян: Ковальчук — спортивный и волевой человек. Я за ней в далеком прошлом замечаю: ее поведение на «Последнем храбрец», на ледовом шоу, карьерный рост обосновывают, что у Юли огромная воля к победе, она заряжена на успех. Как и Эдгард Запашный.

Оба этих участника и победили у нас по 1,5 млн рублей.

— Но три миллиона у вас до сих пор никто не победил. А вы, действительно, отдаете деньги участникам? В противном случае многие так как как думают: все участники шоу так или иначе в различных проектах Первого канала появляются, так что с ними полюбовно обо всем договариваются.

Дмитрий Харатьян: Три миллиона до сих пор нераспечатанные лежат. А что касается выигрышей, сравнительно не так давно виделся с Эдгардом Запашным на футбольном матче (проходил чемпионат мира среди артистов), так он заявил, что ему уже перечислили средства, так что с выигрышами у нас все по-честному.

— Кто за все время съемок «Куба» произвел на вас наисильнейшее чувство?

Дмитрий Харатьян: Бари Алибасов. Пришел в программу и сходу заявил: «Больше всего в жизни ненавижу спорт». Сообщил и победил полмиллиона рублей.

Два шарика, каковые не смог поймать Николай Валуев, поймал Алибасов!

В чем залог успех отечественной программы? В том, что зрители вместе с тобой и с участниками переживают настоящие чувства — тут и по сей день. В театре так же: ты осознаёшь, что на твоих глазах рождается что-то, и что ты соучастник этого.

— Параллельно с «Кубом» вы еще «соучастник» громкого кинопроекта — фильма «Форт-Росс». В какой стадии работа над картиной?

Дмитрий Харатьян: В завершающей, постпродакшн идет. Предстоит еще работа с компьютерной графикой, и, думаю, к осени фильм будет совсем готов. А вот в то время, когда выйдет на экраны — будет зависеть от кинопрокатчиков. Это приключенческо-фантастическая картина, основанная на настоящих исторических событиях, происходивших в русской Америке — Америке, которую мы утратили.

200 лет назад геополитическая обстановка складывалась так, что Российская Федерация обладала частью земель в Америке: на Аляске, Алеутских и Гавайских островах и в Калифорнии. В Калифорнии русскими был выстроен Форт-Росс, он остается в том месте и поныне в первозданном практически виде. Я был в том месте.

Это красивое сооружение: на берегу океана находится русская крепость, имеется церковь, хозяйственные блоки В том направлении за деньги ходят туристы, выполняют в том месте время. Пушки в том месте две стоят, каковые стреляют до сих пор.Арнольд Шварценеггер в собственную губернаторскую бытность желал закрыть заповедник, по причине того, что штат заявили банкротом и необходимо было экономить средства.

Но более четырех лет назад на встрече Медведева и Обамы был поднят данный вопрос, и Дмитрий Анатольевич попросил не закрывать это ответственное для России историческое место, предложив финансировать заповедник. Обама отправился навстречу, и по сей день русский предприниматель Виктор Вексельберг отчисляет средства для помощи Форт-Росса.

Мы должны были выпустить фильм еще в прошедшем сезоне — к 200-летию Форта. Но из-за денежного недостатка не смогли этого сделать.

— А откуда по большому счету мысль снять такое кино?

Дмитрий Харатьян: Мой однокурсник Дмитрий Полетаев 15 лет назад уехал в Америку. Зрители постарше не забывают: по популярности он был вторым телеведущим по окончании Юрия Николаева. Уехал из страны в эру безвременья. Устроился в Америке на русское телевидение. Он и внес предложение мне взяться за эту тему. Я ничего не знал о Форт-Россе. Полетаев написал синопсис, позже роман, а позже и киносценарий. Дима для меня возможно сообщить изобрёл что то новое.

А позже Первый канал при помощи собственной программы «Моя родословная» раскопал мои корни, и я выяснил, что мой прапрапрадед по маминой линии Степан Гомзяков именно принимал участие в Российско-американской компании для торговли и промысла пушниной, выстроившей Форт-Росс. И это так меня пронзило, что я решил обязательно принимать участие в этом проекте.

— Какие-то исторические открытия сделали?

Дмитрий Харатьян: Основателями Российско-американской компании были Николай Петрович Резанов, (узнаваемый многим по рок-опере «Юнона и Может быть». — Прим. ред.) и торговец Шелехов. Павел I отдал приказ осваивать эти земли, позже за этим следил Александр I, но в связи с декабрьским восстанием работа компании была приостановлена.

В этот самый момент начинается самое увлекательное. Декабрист Кондратий Рылеев был управляющим канцелярией Российско-американского общества. Декабристы, задумывая восстание, фактически, желали высвободить крестьян чтобы заселить ими американские почвы, а не вследствие того что так уж ратовали за свободу и равные права. Им попросту нужна была живая рабочая сила!

То же самое с успехом в свое время делали британцы, осуществляя колониальную политику, отправляя собственных крестьян в другие страны и Индию. По данной же схеме думали функционировать и декабристы, но их восстание провалилось, Рылеев был повешен, и вся кампания начала сворачиваться. В первой половине 40-ых годов девятнадцатого века она всецело закрылась, отечественные почвы в Америке за копейки были реализованы Джону Саттеру, а через семь лет в том месте нашли золото.

Осознаёте?! Если бы мы в том месте еще семь лет продержались, совершенно верно уже оттуда не ушли бы, по причине того, что начиналась золотая лихорадка!

— И какой месседж, как это модно сказать, вы вкладываете в собственный фильм?

Дмитрий Харатьян: Из данной истории нужно извлечь урок, дабы дальше ничего не терять, в особенности собственных, покоренных предками земель. Почву нужно верно осваивать.

Но кроме идеологической, патриотической составляющей отечественный фильм еще и фантастический. Храбрец Максима Матвеева — обозреватель. Он едет от канала снимать репортаж о Форт-Россе и через сотовый телефон попадает в ХIХ век.

— Ваша домашняя история о прапрапрадеде в фильме будет как-то продемонстрирована?

Дмитрий Харатьян: Нет, может, лишь намеком. Подготавливаясь к поездке, храбрец изучает архив и обнаруживает картину, на которой видит собственный подпись и лицо — Дмитрий Климов. Выясняется, это он и имеется, он попадал в то время и пробовал поменять движение истории, пробовал призвать осваивать почву, не уходить из Америки

— Из-за чего вы не стали сниматься в фильме, что частично касается вашей семьи?

Дмитрий Харатьян: Мне некого в том месте играться. Ролей мне хватает и без этого. А тут ответственна тема, история, и я загружён в нее как продюсер с головой.

Это приключение, которое было нужно мне по душе.

— У вас это уже третий опыт продюсерства. Ваше лицо открывает двери?

Дмитрий Харатьян: Открывает. Ну а дальше что? Необходимо добывать деньги, убеждать, завлекать людей. Это путь, полный ошибок и проб, утрат — времени и денег. Я индивидуальные средства положил в проект, и неизвестно, возвратятся ли они. Продюсерство — занимательная профессия, но совсем отдельная — ею необходимо жить, необходимо кинуть все и заниматься лишь этим.

Я пока не готов на полное погружение, могу в отдельных проектах пробовать собственные силы. Кстати, у меня целый продюсерский опыт складывался по принципу: если не я, то никто. Путь, что я пришел практически за пять лет — в частности столько идет работа над картиной «Форт Росс», — это путь громадных издержек.

Но это серьёзный проект, что поддерживает государство, не смотря на то, что все делается продолжительно и не легко. И бюджет в 6 миллионов долларов — это через чур много

— Сообщите, Дмитрий, а у вас имеется какие-то политические взоры? Идейные платформы?

Дмитрий Харатьян: А что это такое?

— Ну, к примеру, ваш товарищ Михаил Ефремов участвует в оппозиционно-коммерческих проектах, типа «Господин хороший» и всем ясно, что он имеет в виду.

Дмитрий Харатьян: Я не могу заявить, что я аполитичен. Но и не политичен. Вот «Форт Росс» — с одной стороны, развлекательный, приключенческий фильм, а с другой — политический и просветительский.

По-моему, это необычно — не знать в двадцать первом веке, что в Америке имеется русский территория с русским флагом!

— У вас имеется какое-то отношение к Америке?

Дмитрий Харатьян: Я сам американец. Мой прапрапрадед Степан Гомзяков, участвовавший в российско-американской кампании, женился на алеутке — я, получается, потомок креолов. Исходя из этого Америка частично моя вторая отчизна.

У меня сын сравнительно не так давно был на Аляске. Воображаете? Я не доехал, а он от школы попал в такую экспедицию. Он радостен!

Знает, что его предок на данной почва много сделал.

— Ивану — 15. Он снимался, делал выводы фильмы в составе детского жюри на фестивале «Орленок» Кем он в итоге будет?

Дмитрий Харатьян: Ничего не может сказать на эту тему. Не определился, по всей видимости. Музыку обожает, играется на различных инструментах. Но как я (в его годы), не увлекается. Я же фанатом гитары был — жить без этого не имел возможности, с утра до вечера игрался! «Битлз», «Машина времени» Я знал, что это основной интерес моей жизни. У Ивана для того чтобы увлечения нет.

У него чуть-чуть компьютер, чуть-чуть спорт — футбол, плавание, чуть-чуть гитара и барабаны Возможно, это и верно? Гармоничное развитие

— Вы его как-то воспитываете?

Дмитрий Харатьян: Собственным примером. Хорошим и отрицательным(смеется).

— Вот, кстати, о примерах. В фильме «Розыгрыш» прогремели вы и другие юные актеры. Но не у всех сложилась жизнь, в особенности не посчастливилось Николаю Константинову.

Из-за чего, как вы думаете?

Дмитрий Харатьян: Коля был гениальнее, бросче, занимательнее многих из нас — и вот, попытался наркотики. Кто виноват, спросите вы? Будущее? Из-за чего люди умирают, из-за чего случаются стихийные бедствия? Саморегуляция природы? У одного так сложилось, у другого этак.

Я также большое количество чего в жизни попытался, но я смог с этим совладать, а кто-то не смог. Колю это засосало. Такая будущее плюс темперамент человека, события, окружение.

Ни осуждать, ни приветствовать это нереально. Как возможно осуждать судьбу? Лучше оказать помощь человеку как-то вырулить.

Я не забываю все. «Розыгрыш» так как не просто фильм. Мы с Колей в пустыню ездили, я его заставлял поступать в театральный, уже со всеми в том месте договорился, а он не пришел. Я тогда обучался на втором курсе, полночи его обрабатывал по телефону, сказал: «Коля, ты гениальный человек, тебе нужно один раз прийти — и все. Прочти собственные стихи!» Он же стихи еще писал превосходные Не пришел.

Это и был переломный момент, в то время, когда я осознал: мы ему уже оказать помощь не сможем, по причине того, что он сам ничего не желает. Возможно, возможно человека приковать к батарее, возможно, на какой-то момент это окажет помощь, ломки пройдут. Но мы в 70-е по большому счету не знали, что такое наркомания и как с ней бороться.

«Розыгрыш» — основной фильм в моей жизни. Не было бы его — не было бы меня как артиста. Не смотря на то, что по окончании «Розыгрыша» я еще не осознавал, кем быть.

Режиссер Меньшов мне рекомендовал: «Дима, тебе нужно задуматься об данной профессии», а я в тот момент не исключал, что стану доктором, врачом. Мой дядя Альфред был известным доктором наук-диагностом в Ташкенте, мне неизменно его ставили в пример. Он был весьма тучный и весьма хороший. Он стал моим кумиром на какое-то время, но ничего, дабы приблизиться к карьере доктора, я так и не сделал: физику, химию не учил — одна гитара была на уме

А вот еще один хороший фильм — «Фотографии на стене» Анатолия Васильева — совсем выяснил мой выбор профессии.

— Дмитрий, я знакома с вашим папой, знаю, что воспитывал он вас сурово. А вы какие-то его педагогические перегибы, просчеты учитываете при общении с собственным сыном?

Дмитрий Харатьян: Да уж, отец мой педант. Требовательный! Но мне это сильно помогло в жизни. Как же мне не нравились в юные годы его лекции: думал, какая скука.

А выяснилось, все на пользу, каждое слово. Дисциплина, отношение к делу и к людям, ответственность, чистоплотность — все у меня от папы.

У меня так воспитывать Ивана не получается. Я совсем с ним не строг. Но его мама строга: может такую жесткость показать. Сын ее и уважает, и обожает, и опасается.

А я у сына — для развлечения.

— Из-за чего ваша супруга Марина Майко больше нигде не снимается? Она так как прекрасно выглядит.

Дмитрий Харатьян: Не желает, у нее нет актерских амбиций. Занимается домом, приятелями, родственниками. Я-то не против ее профессиональной деятельности, все время подчеркиваю, что природа-то у нее хорошая. Марина не посредственна — это разумеется. Мы, кстати, с ней открываем актерскую школу в Красногорске, где живем. Благодаря влияниям города удалось взять громадное помещение — отремонтированное, с танцевальным классом, аппаратурой, сценой.

Совершили комплект, приняли более 60 ребятишек. Марина будет педагогом и завучем по танцам. Так что сейчас у жены покажется дело, а заведение именуется «Школа гардемаринов».

— Не отпускает вас все-таки эта история — шпаги, шпоры В прессе то и дело муссируются слухи, что «Гардемарины» возродятся, что Сергей Жигунов вот-вот сделает продолжение. Я знаю, что у вас сложные отношения с Сергеем. Но для гардемаринов готовы поучаствовать в проекте?

Дмитрий Харатьян: Я готов принимать участие в продолжении истории гардемаринов Светланы Дружининой и Анатолия Мукасея. Но никак не Жигунова. Жигунов на время экспроприировал имена храбрецов фильма, вот и все.

Я уверен, что история продолжится: Дружинина и Мукасей — активные, творческие люди, фору дадут любому молодому. Больше того сообщу: мы уже в ходе подготовки, имеется занимательная история, которая связана с Мальтой. Надеюсь, что мы все доживем до того радостного дня, в то время, когда раздадутся слова: «Мотор!

Начали! «Гардемарины-4»!

Разговаривала Илона Егиазарова

Фото Виктора Горячева и Руслана Рощупкина

Дмитрий Харатьян. Мой храбрец


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: