Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > Дмитрий дибров: «мама – ракетоноситель, папа – вселенная»

Дмитрий дибров: «мама – ракетоноситель, папа – вселенная»

Дмитрий Дибров: «Мама – ракетоноситель, отец – Вселенная»

«Я делаю все, дабы Полина приобретала от материнства лишь вершки. Исходя из этого у нас, не считая бабушки, имеется няня, садовник и кухарка», – с гордостью говорит многодетный отец и телеведущий Дмитрий Дибров.

Мы то, что мы наблюдаем

– Дмитрий, ощущается ли кризис на телевидении?

– В то время, когда я об этом слышу, мне постоянно хочется задать вопрос: «А вы видели советское телевидение примера 1968 года?» Вот где был негромкий кошмар! Но кроме того тогда были Ираклий Андронников, «Семнадцать мгновений весны», Кабачок и «бенефисы «13 стульев». Это вам не просто пани Зося – это целая наука о стиле.

– А на данный момент что изменилось?

– В первую очередь, отечественное телевидение технологически оснащено. Второе: при коммунистах телевидением именовалась любая фигня, которую кроме того перевести не на что. Сейчас телевидение – это 290 каналов.

– Вы все смотрите?

– Оптимален бы я был! Любой наблюдает то, что заслуживает. Канал «365 дней», с моей точки зрения, легко необходим к просмотру: красивые, сильные работы сотрудников из ВГТРК, и Млечина, Сванидзе.

Существует превосходный канал «Кто имеется кто», говорящий о жизни выдающихся, но иногда противоречивых персон. На канале «24_doc» возможно взглянуть работы лучших документалистов со всех стран.

– Тогда для чего нам пять федеральных каналов?

– Лишь для одного – не выпасть из цивилизации. В случае если желаете, это и имеется отечественные настоящие скрепы. Обитатели Нарьян-Мара догадываются, что они часть России лишь вследствие того что их показывают по телику.

Помимо этого, нам нужно знать, что где-то на большом растоянии в Кремле ни при каких обстоятельствах не меркнут окна и кто-то хороший, умный, трезвый и некурящий строго задаёт вопросы у собственных министров: «Большое количество ли пенсионерам проку в этом квартале?» – «Большое количество». – «А нужно бы больше!» Возвращаясь к вопросу о кризисе… Какой возможно кризис у федеральных каналов? Имеется ли кризис у собаки колли, задача которой собирать овец в стадо?

– Какие конкретно шоу, по-вашему, будут пользуются спросом?

– Неизменно будут популярны программы, в которых люди, вызывающие отторжение, – а это по большей части знаменитости – оказываются в дураках. Кстати, эти шоу легко определить. В том месте ведущий, по меткому выражению Дуни Смирновой, «со скопческой эйфорией на лице» просматривает заблаговременно написанный текст, начина­ющийся с фразы: «Дорогие приятели!» А по большому счету, чтобы выяснить, какие конкретно шоу имеют шанс показаться у нас, достаточно взглянуть, что показывают в Нью-Йорке.

– Иными словами, снова заимствованные форматы…

– Не только. Имеется же у нас «Что? Где? В то время, когда?».

– Да, еще КВН.

– КВН – это не формат, это «свято место пусто не бывает».

– Либо площадка для зарабатывания денег.

– Да в противном случае ни при каких обстоятельствах и не было! взглянуть на Леню Якубовича с его дипломом ЛИСИ, на Сашу Маслякова – инженера по образованию. Шоу – это неестественная действительность.

Хотя бы в пятницу вечером человек обязан порадовать себя!

– Не только в пятницу, но и в субботу…

– Вы намекаете на мое шоу «Кто желает стать миллионером?» Кстати, похвастаюсь: во второй половине 90-ых годов двадцатого века 86 государств, включая Россию, его приобрели и, в то время, когда по результатам первых двух лет ведущие зарубежных аналогов собрались в Каннах, Пол Смит – основной продюсер шоу – мне сообщил: «»Наверное,» ты тут лучший».

– Вы сами также так вычисляете?

– Лучший, само собой разумеется, британец Крис Тарант (первый ведущий телеигры «Кто желает стать миллионером?». – Ред.). Эта викторина – по большому счету неповторимый продукт. Дэйв Брикс, создатель идеи, преподает историю древнего театра. Его неприязнь к телевидению была столь громадна, что в один раз в пабе за кружкой пива он сообщил собственному приятелю Смиту: «Я тебе прямо на данный момент на салфетке набросаю синопсис лучшей передачи на свете». Смит посмотрел и сообщил: «Прекращаем выпивать.

на следующий день производственное заседание!» Хитрость в том, что зрители приобретают еще и знания – о том, что застежка-молния, к примеру, изобретена на протяжении Первой Мировой. Да и кожаная одежда стала популярна тогда же – людям переносить вшей из шинелей в мундиры. Во-вторых, это единственная викторина, где человек продемонстрирован крупным планом.

– Вы переживаете за участников программы?

– Да, но у нас на данный момент по большей части звезды. Рейтинг, понимаете ли…

– А вам занимательнее с простыми людьми?

– Само собой разумеется, поскольку как раз они доходят до трех миллионов. Зритель кроме того не подозревает, как он руководит нами. В случае если какой-нибудь пупс, сидя в Норильске, сообщит: «Отец, давай уберем эти рожи!» – куда ты денешься во всем собственном блеске?

А вдруг то же сделает его уфимский сверстник, а за ним и петербургский, через месяц Эрнст станет причиной тебя на ковер.

– У вашего шоу имеется соперники на вторых каналах?

– Прошлым летом Эрнст в самую ужасную для телевидения пору – лето с его плавками и тяпками – перенес «Миллионера» на 19 часов. С одной стороны, это золотой час. Но имеется еще такая вещь, как контрпрограммирование – в то время, когда в один момент по соседним каналам идут две приблизительно однообразные по рейтингу программы.

Я возразил: «Что ж вы делаете? Я не могу тягаться с новостями и Колей Басковым!»

– Неужто программа «Субботний вечер» вам соперник?

– А вы понимаете, сколько народу ее наблюдает? Запрещено ненавидеть энергию весов, это недальновидно. В общем, Эрнст решил попытаться.

Первая же суббота – и у программы «Сейчас» 12 процентов, а у меня – 22!

– Константин Эрнст ни при каких обстоятельствах не ошибается?

– Я уже 25 лет с ним спорю, но он постоянно оказывается прав. Время от времени я напоминаю себе Моську.

Дмитрий дибров: «мама – ракетоноситель, папа – вселенная»

Его величество рейтинг

– Не желаете возобновить ночные беседы по душам в прямом эфире?

– Мы с Борисом Гребенщиковым постарались, но не удалось. В 1997-м «Антропология» (авторская программа Диброва, просуществовавшая с 1997 по 2001 г. – Ред.) была полезна в первую очередь репутацией. Люди, каковые ее наблюдали, наутро принимали решения в стране. Особенно ее обожали ленинградцы.

А с Петербургом Российская Федерация не имела возможности не принимать во внимание. Нежели угодно – это отечественный основной город.

Сейчас все изменилось, исходя из этого запрещено с медвежьей харей затевать по-новой. По секрету сообщу, что летом мы с сотрудниками сделали пилот моего очередного «завирального плана».

– Эрнст одобрил?

– Он пока не видел. Это будет новый подход – интернетный. Если вы думаете, что Сеть – убежище изнуренных прыщами хронофагов, то очень сильно ошибаетесь. Значение Интернета сродни изобретению колеса. Вот отправился я в Сочи с детьми. Планирую на пляж. У меня в авоське 24 тома Бальзака, Флобера, Чехова?

Нет, лишь ридер.

– Думаете, книги не так долго осталось ждать отомрут?

– С того времени как запретили пользоваться гаджетами в самолете, стало ясно, что печатная продукция еще поживет.

Любовь к чтению мне привил папа. Наряду с этим где и как – не имеет значение. Понимаете, поза по поводу печатных книг – кокетство тех, для кого литература не есть базой судьбы. Для них книга – торт, венча­ющий трудовые дни.

Кто-то заявил, что в жизни достаточно прочесть всего десять книг. Но дабы знать, какие конкретно как раз, нужно просматривать всю жизнь. Возможно просматривать Стогова, Прилепина, Пелевина, но, грубо говоря, что в том месте имеется для того чтобы, чего не обрисовали бы Салтыков-Щедрин, Толстой, Достоевский?

– Вы нашли собственные десять книг?

– В первую очередь, целый Достоевский. 17-летним я говорю: «Вы лишь его не опасайтесь! Господь управит – прочтете и «Бесов». А до тех пор пока заберите «Крокодил» либо «Дядюшкин сон» – обхохочетесь!

Юмор – это то ухо, за которое возможно вытащить всю его огромную конструкцию».

 – Вы азартны?

– Я пять лет проработал в казино – делал полевую версию «Кто желает стать миллионером?». Я осознал, что игра – это настоящая наркотическая зависимость. Хорошие люди, красивые семьянины жаловались мне: «Так как давал себе зарок не играться, снова проиграл два миллиона!» По себе знаю – здорово сидеть за столом, поигрывая в блек-джек.

Но наряду с этим нужно не забывать: проиграть возможно не больше много долларов. Мусолишь ее взад-вперед часа четыре под хорошую сигару и дорогой коньяк и ощущаешь, что занят исконно мужским делом.

– Что еще для вас только «мужские» занятия?

– Электрогитары, модели самолетов, автомобилей и судов. Сидишь, клеишь, слушаешь аудиокнигу, а голова совсем свободна.

– Особые комплекты берёте?

– Выписываю из японии и Америки – таких днем с огнем не сыщешь. Кстати, мои работы кроме того побеждали на общероссийских выставках.

Красота по-японски

– У вас прекрасный дом. Кто занимался дизайном?

– Мы с женой любим Японию. Концепция «Ваби-саби» – «изысканная красота» корнями уходит в религию синто. Все, что мешает на расстоянии вытянутой руки, некрасиво.

Все, к чему не прикасаешься на протяжении семи дней, нужно убрать либо выбросить. Чем несложнее, тем лучше. Но наряду с этим все должно быть высокотехнологичным.

– Как вы выбираете вещи?

– Мы с Полиной сходу договорились, что не будем друг друга убеждать. Вещь обязана нравиться обоим.

По большому счету, если бы какой-нибудь психиатр захотел обезопасисть диссертацию по домашним неврозам, ему следовало бы послушать, как в магазине жены выбирают кафель либо обои. Так как доходит до ужасного: «Из какого именно дерьма я тебя забрал?», «Взглянул бы ты на халат собственной матушки, у тебя также нет вкуса»… Спор о вкусах – это по большому счету тупик любой дискуссии.

– Недавно вы официально стали многодетной семьей. Пользуетесь привилегиями?

– Сейчас меня и без того в любой русский музей пропустят безвозмездно, а вот что касается парковки, то тут послаблений нет.

– Нарушаете правила парковки?

– Я же донской казак! Но наряду с этим ни при каких обстоятельствах не паркуюсь на местах для калек. В Ростове-на-Дону на одном из знаков написано: «Занял его место, возьми и его болезни».

Вселенная – отец

– Каково чувствовать себя многодетным отцом?

– Мне 55 лет, и к отцовству примешивается уже что-то дедовское.

– На кого в семье возложена обязанность по воспитанию?

– На маму, она ракетоноситель. А дальше начинается Вселенная – отец.

– Вселенная может разгневаться?

– Само собой разумеется, в особенности в то время, когда старший, Саша, обижает брата – толкает, дергает за уши. За это я сходу могу поддать. Действительно, уже натыкаюсь на темперамент: «А мне не больно!» Но основное – моя реакция, а больно либо нет – не так принципиально важно.

– Чем обожают заниматься дети?

– Саша обожает просматривать, у него собственные книги. Динозавры и Оптимус Прайм – самое серьёзное, что имеется на свете. Ну и айпады – без них какое детство?

– Лишь не рассказываете, что не ограничиваете детям время, совершённое за компьютером!

– Я – нет. Интернет – веяние времени. Запрещено находиться на пути у ветра – снесет. Исходя из этого лучше обуздать стихию. Помимо этого, айпад делает и педагогические функции. Во-первых, это единственное, чем возможно припугнуть. А во-вторых, давайте начистоту: отечественное поколение собственную работу выполнило.

Не хорошо ли, прекрасно – другой вопрос, но «Взор» сделали, империю развалили. А узкая шпаклевочка, резьба по капители целиком и полностью ложится на плечи детей. Дети, сидящие в айпадах, – провозвестники времени.

Их в будущем на мякине не совершишь.

– Мне думается, им не достаточно навыка общения.

– Это вправду неприятность. Но давайте разберемся, что именовать общением. Совместное питье водки и болтовню линия знает о чем?

Общение – это в первую очередь обмен накопленным и про­анализированным двумя личностями.

– А с кем общаетесь вы?

– С Гребенщиковым. Ни слова про вещи, все слова про идеи, даже в том случае, если это относится вещей. Вы бы послушали разговор Гребенщикова с Акуниным!

Сидишь с открытым ртом.

– Ваш старший сын через несколько лет отправится в школу. Пошлёте за границу либо дадите предпочтение русскому образованию?

– Более того, планирую сделать так, дабы Саша обучался дома. Я придерживаюсь убеждения, что в школе человек не воспитывается – он постигает знания. Этика, мировоззрение – это лишь из семьи.

В случае если папа – продажный государственный служащий, поклонник песни «Владимирский централ», то школа его ребенку ничего не позволит. Отправится он в воровскую школу тысяч за 60 долларов в год, позже устроится в высшее учебное заведение для воров. В 16 лет обучится отличать боливийский кокаин от колумбийского.

В обязательном порядке выклянчит у отца «Бентли» и на нем же разобьется. От них Российская Федерация ни при каких обстоятельствах хорошего не заметит и в душу им ничего не положит.

– А чему обучили вас?

– Всему меня научил папа и я сам. Вы бы видели ростовскую школу, которую я заканчивал, – а она была одной из лучших! Вместе с нами за партами сидели и дети преступников, но не тех, прекрасных, из 90-х, а тех, что по субботам, надравшись, гонялись за собственными женами. Я знал, что выпивать портвейн с не очень щепетильными сверстницами – это увлекательно.

Но знал и второе: к примеру, о существовании Окуджавы, Высоцкого, «Битлов».

– Комфорт для вас имеет значение?

– А как же! Где же я гитары размещу? Понимаете, что я буду вычислять хорошим результатом воспитания? В случае если сын спросит: «Отец, ты знал Майка Науменко?» А до тех пор пока любой раз, в то время, когда забираю Сашу из садика, мы едем в игрушечный магазин.

Само собой разумеется, я подвергаюсь нещадной критике. Но из-за чего бы мне ребенка не баловать? Что мне с ним делать, на горох ставить?

И позже, я уверен, что мир, каким мы его знали, подходит к концу. Когда-нибудь ребенок сообщит отцу: «Паркуй собственный «Майбах» за три квартала, в противном случае мне стыдно! Все ездят на мелких, экономичных автомобилях, а тут ты со своим катафалком, единственная задача которого – продемонстрировать то, чего у тебя нет, в частности людской незаурядности».

Сила России не в школах и элитных машинах, а в семье. 70 лет мы были этого лишены. Запрещено же вычислять семьей сожительство двух голодранцев в пятиэтажке.

– Получается, что и ваши родители не были семьей?

– Не таковой, как мне бы хотелось. Осознаёте, в случае если в Санкт-Петербурге нет-нет да заметишь фамильное серебро либо резной буфет, то у нас на Дону все было ужаснее. Мы же коммунистов на собственных шашках притащили.

А в то время, когда осознали, что нас одурачили, нужно будет бить, да поздно.

– А как по поводу четвертого казачка?

– В случае если открыто, мы дали согласие бы на четвертого ребенка, но лишь в случае если нам твердо дали обещание бы девочку.

Разговаривала Анна Абакумова

Кто желает стать миллионером? Ревва и Галустян


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Теги: , ,

Комментарии закрыты.