Денис семенихин: все, во что мы…

Денис семенихин: все, во что мы...

Денис Семенихин: Все, во что мы загружены, — продукт отечественных собственных действий

Канал «Домашний» вошел в отечественные дома быстро и неотвратимо, со всеми недостатками и своими достоинствами: безвкусием и изысканностью, дилетантством и профессионализмом, безупречной образованностью и невежеством. И одной из самых заметных фигур на новом канале стал Денис Семенихин.

Он выделялся собственной прекрасной физической формой, что, но, конечно для ведущего в Российской Федерации эксперта по фитнесу, доброжелательной интеллигентностью, великолепным знанием и естественностью того, о чем говорит. А при встрече оказалось, что это не телевизионный образ, выстроенный умелыми режиссерами. Он таковой и имеется — доброжелательный, образованный, пластичный.

— В фитнес-клубах, которыми вы руководите, точно большое количество успешных дам. Отличаются они от домохозяек? — Отличие, само собой разумеется, имеется, не смотря на то, что дама и в одном, и в другом проявлении весьма впечатляюща. Неработающая дама более расслаблена, нетороплива и не меньше деловита, чем трудящаяся. Не смотря на то, что мало смешно слышать: я сейчас так занята!

Нужно успеть в парикмахерскую, в бутик, в том месте мне отложили вещь… но они, в большинстве случаев, занимаются детьми, и это крайне важно. А бизнес-леди меня восхищают. В этих дамах столько упорства, не упрямства, в частности упорства… Мужское упорство мне ясно — оно в нас, внутри, мы соревновательным духом, борьбой пропитаны полностью, и это делает нас более примитивными.

В дамах — настоящее упорство, которое дается внутренними упрочнениями, благодаря которому они способны на более цельные, более долгие и самоотверженные действия. Таковой была и остается моя бабушка, жизнь которой есть яркой иллюстрацией утверждения, что за спиной каждого великого мужчины стоит великая дама.

— Ваш дедушка — узнаваемый ученый. Но как оказалось, что вы — «мальчик из хорошей семьи», имеющий возможность отправиться на Запад официальным методом, внезапно фактически сбегаете в Америку. — Не знаю, как это очевидно либо нет, но моя история характерна для круга, в котором я вырос. Мой дедушка вправду занимал по тем временам весьма важное положение: узнаваемый ученый, академик, его именем назван огромный университет.

Исходя из этого давление было весьма сильным — нужно было соответствовать уровню семьи, в которой был культ знаний, учебы и т.д. С 8-го класса я по собственной инициативе уже получал образование Школе Юного Экономиста при МГУ. Иначе, правительственные дома отдыха, круг детей, чьи родители получали образование МГИМО, любовь к голливудскому кино — все это создавало чувство доступности Запада, и я достаточно рано для себя сделал вывод, что при первой возможности отправлюсь взглянуть мир.

Тогда же, в 19 лет, я сделал вывод, что попытаюсь относиться к собственному пути неформально, и для выбора предстоящего шага буду руководствоваться интуитивными и больше кроме того эмоциональными внутренними мотивами. Исходя из этого, в то время, когда стало возмможно, я приобрел тур в Америку, а возвратился только через … 3 года.

— Приобрели тур в Америку… в 21 год не каждый может себе это разрешить! — Я начал работату весьма рано. Первые деньги получил, в то время, когда отправился по студенческому обмену в Германию, демонтировал выставку. Кстати, тогда мое желание путешествовать укрепилось, по причине того, что я осознал, что могу в нашем мире прожить сам.

А позже по окончании окончания академии, я мало занимался коммерцией и финансовым аудитом. Тогда время было необычное, и существовали большие возможности для зарабатывания денег. К примеру, цена билетов в Аэрофлоте для россиян и для чужестранцев различалась в разы, наряду с этим никого не интересовала фамилия, записанная в билет. Помимо этого, я снабжал германских друзей кассетами с классикой советского кино — они тогда в Германии пользовались громадным успехом.

Так что тур был приобретён на личные деньги.

— И как все происходило? Вы сошли с трапа самолета и … — Сперва я пять дней походил со всеми, позже забрал портфель и ушел. Сутки бродил по Нью-Йорку, после этого, сделав вывод, что желаю в Калифорнию, приобрел билет на автобус и отправился. Причем я действовал совершенно верно по фильмам. Оказалось, что кино полностью совершенно верно отражает настоящую судьбу — автобус такой же, как в кино, разговорчивый негр, которого я задал вопрос, как пройти до автовокзала.

Он шел за мной 20 мин., а позже «настойчиво попросил» 5 долларов. Ехать необходимо было 4 дня, но я продержался лишь дни — нереально питаться одними чипсами и дремать в кресле. Я пересел на самолет и через пара часов совершил посадку в Лос-Анжелесе.

— Что вы ощущали? Чужая страна, Чужой язык. Ни одного привычного. — Мне на данный момент тяжело словами обрисовывать это чувство полной свободы, в то время, когда ты полный хозяин обстановки, в то время, когда ты осознаёшь, что это тот же мир, но совсем новые условия, люди, язык, и ты — единица.

И вот сейчас попытайся, что ты можешь, в то время, когда тебя никто не подстрахует, тебе никто не посоветует… Мне было 21, и это был самый громадный кайф и самое полезное жизненное чувство, полученное в Америке.

— А дальше история, которую, вы говорите частенько… О том, как хозяин одного из фитнес-клубов внес предложение вам трудиться персональным тренером. Неужто вот так легко — без диплома, без методик? — Я также удивился, но хозяин клуба заявил, что в случае если я добился таковой хорошей формы для себя, значит, смогу научить этому и других. «Они взглянуть на тебя и поверят, что ты эксперт. А сертификаты возьмёшь позже», — сообщил он.

Так с его легкой руки все и началось, но я ни при каких обстоятельствах не принимал собственный тренерство как работу — мне было некомфортно, мне казалось, что настоящая работа — это тяжелый многочасовой труд, в то время, когда хмуришься, напрягаешься. А мне за наслаждение помощи людям еще и платили. К этому тяжело было привыкнуть.

— Но за три года точно привыкли. И все-таки, из-за чего вы возвратились в Россию? — Заскучал. Девушки американские не весьма…. для меня ответствен человеческий контакт.

Своих родителей в далеком прошлом не видел… Не смотря на то, что сейчас Калифорния — мой второй дом. Я скучаю по океану, калифорнийским просторам… А возвратившись, начал думать, что делать тут. Сперва отправился по денежной линии, аудитором в британскую компанию. Но фитнес — моя сущность.

И в то время, когда стали появляться первые клубы, я включился в развитие этого направления.

— Вы многого добились в жизни. Это то, о чем вы грезили в молодости? Либо у вас были другие замыслы? — Я не думал в юные годы о фитнесе, как профессии, не смотря на то, что уже в 13 лет пробовал понять собственный место в мире и тогда осознал, что я обязан что-то донести людям, и это чувство не оставляет меня и по сей день, как будто бы задан вектор моего существования. Да, большое количество сделано, большое количество случилось различных событий… Но в какой-то момент, я отправился отдыхать, забрал с собой книги, большое количество просматривал, думал, прокрутил в памяти последние 12 лет, и внезапно осознал, что пошло повторение…

— Может это и имеется стабильность, гармония, к которой все стремятся? — В том то и дело! Все ищут внутренней гармонии, баланса, но я осознал, что не желаю внутреннего равновесия! Желаю неравновесия!

Кроме того идея о том, что жизнь возможно израсходована на спокойное существование, мне страшна. С того дня я сделал вывод, что буду культивировать неспокойствие. И тогда расписал по срокам, чего нужно добиться, и всегда возвращаюсь к этому замыслу.

— Похоже, вы верите в то, что человек может запланировать собственный будущий успех? — Уверен! Большинство людей не знают, в какой степени они воздействуют на солидную часть того, что в их жизни происходит. Не будущее, не предрассудки, не установки, каковые они придумали либо вычитали!

Все, во что мы загружены — это продукт отечественных собственных действий, настроя, отношения — это факт! Мы все слепили сами и можем слепить все что угодно, вопрос лишь в том, что мы выбираем, как поймём, что все это отечественное успех и — собственное творение и неуспех, деньги, семья. Делает ли это познание нас более радостными?

Это вопрос. Но мне думается, что до людей эту идея нужно донести.

— Вы желаете заявить, что и выход на телевизионный экран входил в список ваших рассчетных действий? — Да, телевидение входило в мои замыслы. И это случилось. По мере нарастания известности в узконаправленной фитнес-индустрии меня стали приглашать на теле-шоу, где обсуждалась совершенная физическая форма, достижима ли она.

И первое приглашение было на передачу «Принцип Домино», которую вели Елена Ищеева и Елена Ханга. Мне все весьма понравилось — прямой эфир, общий тайный ажиотаж, все на адреналине и, думается, что именно тут, в поле камер, настоящая судьба в ее концентрированной форме. Создается чувство, что эти секунды наполнены смыслом (не смотря на то, что ясно, что это иллюзия), что каждое твое слово весит большое количество больше (но, так оно и имеется). В том направлении упали все мои 12 летние задумки.

не забываю, что не смотря на то, что я весьма нервничал, но в один момент кайфовал и ощущал себя в центре внимания весьма комфортно. По окончании эфира ко мне подошла Елена Ищеева и сообщила: «Тебе не нужно это дело бросать. У тебя превосходно получается».

И я отправился на направления — техники речи, ораторского мастерства, участвуя в других шоу. А в то время, когда открылся канал «Домашний» Лена порекомендовала меня в качестве ведущего.

— Елена Ищеева создаёт чувство человека весьма искреннего. — Согласен. Мне думается Лена — человек весьма открытый, искренний и какой-то заботливый. У нее нет третьих-четвертых замыслов, ее порывы целостные, чистые, благородные, из области созидания, кроме того, в то время, когда она, что именуется, «включает звезду».

— Но ваша партнерша по «Нужному утру» очевидно слушает лишь себя. — Со стороны легко осуждать ведущего. Но для прямого эфира нужны особенные качества.

Так как в течение нескольких часов необходимо концентрироваться на многих вещах в один момент — постоянно смотреть за позой (что мне дается очень тяжело, поскольку я постоянно привык сидет расслабленно, кроме того расхлябанно), видеть, какая камера включена, на какую трудиться, постоянно смотреть за временем, слушать комментарии в «ухе» (мелкий динамик в ухе) и т.д., и т.п. Наряду с этим нужно вести беседу, помогать гостям раскрыть тему, радоваться, смотреться конечно.

Для работы в таком режиме требуется люди стойкие, трудолюбивые, стрессоустойчивые и, само собой разумеется, талантливые. Мне это до тех пор пока дается непросто. А Плотникова — весьма важный специалист.

— Но так как телевидение, возможно, не основная цель в вашей жизни. Вы — один из самых известных в Российской Федерации фитнес-менеджеров. Не придется ли в итоге делать выбор? — Само собой разумеется, задачи и мотивы различаются и, возможно, вправду тяжело отыскать себя в двух таких различных ролях, но я не желаю определяться, не желаю ограничивать себя конкретной профессией, одной парадигмой. Телевидение развивает способность и внимание концентрироваться, телевидение — это этап, это развитие.

Я получаю навыки, каковые, я совершенно верно знаю, мне понадобятся, как понадобилось на данный момент, в то время, когда я руковожу сетью фитнес-клубов, мое денежное образование. Но я весьма желаю делать больше на ТВ.

— Похоже, вы подготавливаетесь к какому-то новому шагу? — Вправду, у меня имеется мысль, которую я сохраняю надежду реализовать. Кое-какие уверены в том, что это «маниловщина». Тем увлекательнее будет перевоплотить это в действительность.

Денис Семенихин снаружи похож на американца, такой же собранный, рабочий, устанавливающий себе задачи и цели. И все же он таковой отечественный, русский — с мечтой о несбыточном и жаждой донести до людей собственную основную идею. Но, до сих пор он достигал всего, что задумал.

Галина Ташкова

Денис Семенихин. Программа тренировок #1.


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: