Четвертая власть в погонах

Четвертая власть в погонах

Четвертая власть в погонах

СМИ недаром именуют четвертой властью. Они обладают столь замечательным ресурсом действия на людей, что смогут претендовать на звание властелинов умов. Основное ­ куда направлено это оружие, чьи интересы оно защищает и какими способами.

В отличие от большинства собственных собратьев по опытному цеху журналисты милицейской прессы погоне за сенсациями, скандальными разоблачениями предпочитают защиту заинтересованностей ведомства.

Сейчас в стране десятки, если не много аналогичных изданий: от маленьких газет, производимых в подразделениях на местах, до СМИ, говорящих на всю территорию страны (к коим относится и “меч и Щит”). Часть этих изданий ориентирована на читателя в погонах, вторая ­ на обывателя. Но основная цель у них одна: в противовес потоку грязи, что льется со страниц желтой прессы и с телеэкранов на милицию, продемонстрировать ее работу в лучшем свете.

Журналисту в погонах, как будто бы эквилибристу, каждый день приходится балансировать между жаждой аудитории взять новость теплее и агитационными заинтересованностями ведомства. Разумеется, что захватить внимание читателя смакованием подробностей громкого правонарушения большое количество легче, чем поучительным рассказом о профилактике дорожного травматизма.

В век бурного роста информатизации, дабы охватить своим вниманием как возможно громадные слои населения, ведомственная пресса вынуждена раздвигать собственные рамки. В помощь слову печатному приходит слово, звучащее в радиоэфире и с телеэкрана. Недаром опытный праздник милицейской печати в далеком прошлом уже стал неспециализированным праздником для всех СМИ, трудящихся в этом информационном поле.

И вместе с нами его отмечают журналисты “Милицейской волны”, на которую настроены приемники автомобилистов во многих регионах страны, и репортеры телепрограммы “Петровка, 38”, которую готовит к эфиру Телестудия ГУВД по городу Москве.

Кстати, программа “Петровка, 38” стала необычным первопроходцем в последовательности подобных передач, показавшихся потом на отечественном ТВ. Все другие криминальные программы моложе ее как минимум на год.

Телестудия столичной милиции была создана в первой половине 90-ых годов двадцатого века по инициативе столичного правительства и ГУВД. Сперва журналисты создавали документальные сериалы о милиции, а в феврале 96­го в эфир в первый раз вышла “Петровка, 38”. Тогда это был всего лишь один маленький выпуск в неделю. За прошедшие 12 лет передача весьма повзрослела: сейчас она выходит трижды в сутки по будням, а по субботам журналисты готовят к эфиру расширенный тематический выпуск.

Да и видят программу фактически по всей стране а также за ее пределами: вещание реализовывают ТВЦ Москва, ТВЦ Сибирь и ТВЦ Урал. При помощи спутниковой связи “Петровка, 38” транслируется и за рубежом. Любая программа уникальна, так что восьми мобильным группам в составе обозревателя, оператора и, само собой разумеется, водителя приходится каждый день вступать в борьбу с столичными пробками, дабы успеть подготовить сюжеты к эфиру.

­ Зритель, само собой разумеется, интересуется горяченьким, ­ говорит глава Телестудии ГУВД по городу Москве полковник милиции Сергей Морозов. ­ Работа милиции, в случае если в ней не было эффектных погонь со стрельбой, его, к сожалению, мало интересует. Так что нам, как и вторым представителям ведомственных СМИ, приходится искать компромисс. Но принцип не показывать на экране кровь “Петровка” сформулировала для себя много лет назад.

Страшилки для зрителей, которыми грешат кое-какие программы, мы не показываем. Мы ­ программа о работе столичной милиции. Кроме “Петровки, 38”, телестудия производит фильмы для подразделений столичной милиции, документальные фильмы, ролики, и не только для эфира, но и для внутреннего пользования. Пара лет назад был запущен актуальный, востребованный временем телепроект  “Страшная территория”, посвященный профилактике алкоголизма и наркомании и рассчитанный на молодежную аудиторию.

Готовят передачу студенты факультетов журналистики столичных институтов. А своим ровесникам по ту сторону экрана дети склонны доверять куда больше, чем нравоучениям взрослых. Умелые сотрудники телестудии оказывают помощь юным сотрудникам подготовить передачи к эфиру…

Кроме этого, в задачу телестудии входит видеосъемка работы милиции на протяжении массовых мероприятий. Так что фактически все усиления столичной милиции не обходят стороной и журналистов Телестудии ГУВД, большая часть из которых кроме того не носят погон. Но работа имеется работа. Вот и утро 1 января дежурная несколько встретила не дома в семейном кругу, а в телестудии с камерами наготове.

Всякое может произойти в городе, и необходимо быть на месте происшествия как возможно стремительнее.

Данные для сюжетов программы журналисты черпают из трех источников: пресс­работы подразделений ГУВД, наработки корреспондентов и собственные связи и дежурная часть телестудии, имеющая выход на дежурную часть ГУВД.

Специфику “Петровки, 38” выдерживают не все кроме того высокопрофессиональные тележурналисты. Тут мало знать прекрасно собственный дело. Необходимо готовься к тому, что подготовленный тобой сюжет по независящим от тебя и телестудии обстоятельствам внезапно будет снят с эфира. Прокуратура наложит veto на упоминание в эфире подробностей какого именно­или задержания или примет ответ отпустить подозреваемого ­ тому обстоятельств возможно большое количество, но итог один.

Сюжет отправляется в корзину. А ведь чтобы заполнить эти 120 секунд эфирного времени, журналистам часто приходится тратить несколько рабочий сутки. Не редкость ­ и семь дней. Были случаи, в то время, когда сюжеты подготавливались месяц, но так и не видели эфира. Словом, журналисты испытывают те же трудности, что и многие милиционеры.

Выдерживают это не все, но уж те, что остаются, трудятся на полную катушку.

Режиссер программы Алексей Милорадов поведал в данной связи историю, случившуюся с молоденькой девушкой­журналисткой, которая пришла на работу в “Петровку” из музыкальной редакции. Первый же ее выезд для съемки места происшествия закончился срывом задания. Выяснив, что в квартире тело убитого, она  категорически отказалась в том направлении входить и брать интервью у свидетелей и оперативников.

Конечно, затем случая встал вопрос о ее профпригодности. Но тут женщина показала неожиданную твердость: желаю трудиться в Телестудии ГУВД, больше не испугаюсь. Редакторы пожалели ее и позволили реабилитироваться.

Во второй раз журналистка отправилась с группой омоновцев, которым предстояло брать страшного преступника. Девушку предотвратили: справишься ­ будешь трудиться, нет ­ прости, возвращайся в музыкальную редакцию. Она приехала с оператором, милиционеры посадили их в машине, предотвратили, дабы без разрешения никуда не лезли, дескать, в то время, когда необходимо, позовем. Милиционеры, выбив дверь, ворвались в строение, произвели захват, по окончании чего пригласили съемочную группу запечатлеть подлеца в наручниках.

Женщина, заметив, что все уже закончилось, зарыдала в голос. Все, говорит, меня сейчас выгонят с работы, я же не привезу съемку. Майор, руководивший операцией, сообщил: “Не расстраивайся, на данный момент все сделаем.

Так, парни, повесьте дверь на место, с задержанного наручники снимите. Необходимо повторить на камеру”. Все сделали, а женщина снова в слезы. Майор недоумевает: что снова не так?

Выяснилось, оператор был в квартире, в то время, когда все случилось. Это неестественно, и съемку несомненно забракуют. Майор пожал плечами и приказал… снова повесить дверь на место. Сюжет оказался.

Женщина позже пара лет удачно трудилась на передаче.

По словам умелого телевизионщика Алексея Милорадова, работа в “Петровке” во многом противоречит телевизионным разработкам, подходам. В любой передаче все начинается с разработки идеи. Тут же практически в любое время приходится трудиться по информационному предлогу.

Что­то произошло, и ты будь любезен ­ думай, как это подать. Как бы подход с другого конца. А ведь бывают дни, в то время, когда в Москве практически ничего криминального не происходит. Тогда журналисты ноги в руки и отправляются с милиционерами в рейды, готовят какие конкретно­то познавательные либо имиджевые сюжеты. Подготовить такие передачи увлекательными для зрителей весьма непросто.

Изучения говорят о том, что в случае если информация не затрагивает индивидуальные интересы конкретного человека, он не захочет ее слушать. Скажем, в случае если телезритель не есть автолюбителем, то рассказ о рейде ГИБДД его не заинтересует. Да и автомобилиста не каждого и не всегда.

В случае если данный рейд прошел по окончании введения новых штрафных санкций и говорит, как милиция наказывает провинившихся водителей, это наблюдать будут. А вдруг показывать повседневную работу инспекторов на должности, то интерес к такому сюжету быстро упадет. Сотрудники милицейских подразделений журналистов “Петровки, 38” жалуют. Очевидный плюс ведомственной программы в том, что ее сотрудники знают, что и в каком виде возможно давать в эфир, а что запрещено.

Им не требуется растолковывать, что такое тайна следствия. Неоднократно в непростых обстановках обозреватели программы помогали милиционерам в их работе. К примеру, один журналист, участвовавший с милиционерами в захвате многочисленной группы вооруженных преступников, чуть не погиб. В то время, когда один из преступников постарался оторваться, он побежал наперерез, выбил ногой стекло и сумел остановить машину.

Кстати, сейчас он проходит службу в органах. И  это отнюдь не единичный случай. Многие телеоператоры и корреспонденты так проникаются милицейской профессией, что и сами надевают погоны.

Завидную смелость на протяжении работы проявляют и женщины. Одна дама, продолжительное время трудившаяся обозревателем “Петровки”, довольно часто ездила на задержания с бойцами ОМОНа. Они прекрасно совместно сработались, и милиционеры в большинстве случаев просили ее изобразить соседку, которая пришла сказать, что ее затопили.

Журналистка на данный случай неизменно при себе имела халат, скоро облачалась в него, заматывала голову полотенцем и, позвонив в нужную дверь, потребовала безотлагательно открыть. Затем несколько захвата врывалась в квартиру. Само собой разумеется, сотрудники постоянно пытались ее обезопасисть, оттеснить в сторону. в один раз ее накрыли щитом, а позже по нему… вся несколько пробежала в квартиру. К счастью, журналистка отделалась легким испугом.

Омоновцы, само собой разумеется, позже извинились.

Сейчас Телестудия ГУВД пара поменяла направление собственного развития. Сейчас главный акцент делается на качественном росте программы. И в этом вопросе широко применяются возможности обратной связи с телезрителями.

Сравнительно не так давно был запущен голосовой портал, на что поступают звонки от людей, каковые предлагают темы для сюжетов, задают интересующие их вопросы, высказывают собственный вывод о передаче.

В то время, когда­то “Петровка, 38” была одной из первых передач, говорящих о криминальном мире и работе милиционеров, ему противостоящих. Сейчас таких программ довольно много. У многих из них куда более солидный бюджет, разрешающий приглашать к сотрудничеству не только высокопрофессиональных журналистов, но и телезвезд.

Однако в условиях столь твёрдой конкуренции передача сумела выжить, вырасти количественно и как следует и трудиться, иногда кроме того в ущерб денежной прибыли, в интересах МВД. С праздником вас, коллеги. С нашим неспециализированным праздником!

Богдана ЛАГУТИНА

4. Оборотни в погонах либо из-за чего мы им не доверяем. Николай Буров


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: