«Человек может все». интервью с актером сергеем гармашем

Человек может все. интервью с актером сергеем гармашем'Человек может все'. интервью с актером сергеем гармашем 'Человек может все'. интервью с актером сергеем гармашем

Человек может все. Интервью с актером Сергеем Гармашем

Сергей Гармаш появился 1 сентября 1958 в Херсоне в рабочей семье. Был непростым ребенком, несколько раз его исключали из школы. Об актерской профессии не думал — грезил по окончании школы поступить в «мореходку». В Днепропетровское театральное училище решил поступать, потому, что ему показалось, что в том месте несложнее сдать экзамены. Окончив училище, взял специальность актера кукольного театра. По окончании работы в армии отправился в Москву и поступил в школу-студию МХАТ.

По окончании ее был принят в труппу Столичного театра «Современник». В кино начал сниматься с 1984 года («Отряд»).

Частичная фильмография: «Моонзунд» (1987), «А был ли Каротин» (1989), «Бесы» (1992), «Пистолете с глушителем» (1993), «Время танцора» (1997), «Ворошиловский стрелок», «Поклонник» (1999), «Ласковый возраст» — премии «Золотой» и «Ника Овен», «Механическая сюита» (2001), «Ежедневник камикадзе», «Марш-бросок», «Любовник» (2002), «Собственные» — премия «Золотой Орел», «72 метра», «Мой сводный брат Франкенштейн» (2004), «Бедные родственники» (2005), «Охота на пиранью» (2006).  Психотерапевтический Навигатор: Сергей Леонидович, не могли бы Вы выразить Ваше отношение к психологии?

Сергей Гармаш: Я знаю, что на данный момент психология – это модно, в какой-то мере людей это интересует. Но если бы меня задали вопрос, существуют ли у меня какие-то знания по психологии, я бы, само собой разумеется, не имел возможность сформулировать научно, что такое психология. Но на уровне внутреннего самообразования, внутренних ощущений знания о психологии у меня существуют. И, в первую очередь, из литературы.

ПН: А какая литература дала Вам эти знания? СГ: Прежде всего, непременно, Достоевский. Если вы что-то желаете определить о человеке как таковом, если вы желаете определить на что способны его психика, его душа, падений и каких высот она может быть около, то просматривайте Достоевского. Само собой разумеется, ко мне возможно кроме этого добавить и Толстого, и Чехова, и Бунина, что был узким психологом.

Чего стоят, к примеру, его «Чёрные аллеи», говорящие об только узком знании мужчин и психологии женщин. ПН: А в школе-студии МХАТ Вы не изучали психологию? СГ: Отдельных занятий по психологии у нас не было. Но то, чем мы в том месте занимались, чему нас учили, непременно, вытекает из данной области.

К примеру, совокупность Станиславского, которая сложилась в отечественной школе, предполагала всевозможные упражнения, каковые занимали у нас фактически целый первый курс. Это были упражнения на внимание, на развитие фантазии, на воображение, на сотрудничество, на эмоции партнёра. В итоге это ведет к тому, что ты можешь почувствовать, что такое Я в предлагаемых событиях.

Пологаю, что где-то на подсознательном уровне, я занимаюсь психологией всю собственную жизнь. К примеру, мы на первом курсе занимались такими вещами, как наблюдение. Перед занятиями мы все планировали, и должны были поведать, как прошло твоё утро, что произошло для того чтобы, что было увлекательным либо необыкновенным. Если ты был наблюдателен, то, точно, имел возможность обрисовать наружность людей, которых встретил в метро, возможно, кроме того процитировать их реплики.

А возможно, ты смог разглядеть особенность их характера либо их настроение. Я, возможно, в течении всей собственной жизни людей замечаю. Замечаю собственных сотрудников на сцене, легко окружающих меня людей. Я не делаю этого намерено, это такая подсознательная работа.  не забываю, я снимался в 1985 году у Володи Хотиненко.

Мы жили в псковских Печорах. Это малюсенький городишко, в том месте кроме того кинотеатр не трудился. И было два места: или ресторан, или монастырь. Мы то водку выпивали, то в монастырь ходили. В монастырь ходить было поразительно весьма интересно. Весьма интересно следить за монахами, но не как за некой экзотикой, не смотря на то, что ее в том месте также хватало (я, к примеру, в том месте я в первый раз заметил монаха с бородой ниже пояса).

Но, в первую очередь, замечая за людьми, начинаешь более глубоко думать о самом себе, о собственной жизни.  в один раз я заметил на работе человека. Он стоял босиком, в расстёгнутой рубахе, без креста.

И человек, в то время, когда начиналась работа, крестился, а по окончании последнего приложения к плечу, клал земной поклон. Склонялся до почвы. И от этого поклона начинал креститься, в достаточно медленном ритме в течении всей работы.

Вот я наблюдал на него и думал: «Господи, что же сделал данный человек, чего он требует, за что он просит прощения, либо за что он благодарит?» И данный человек, его действия вынудили меня задуматься о многих вещах: «а как бы я себя вел, если бы на мне был ужасный грех?» либо «имел возможность бы я так избавиться от душевной боли?».  ПН: А были ли в Вашей жизни еще какие-нибудь ситуации, каковые вынудили сильно задуматься? СГ: В то время, когда я первый раз попал в псковсую Печору, в том месте был один монах.

Он был необычным. В то время, когда я виделся с ним взором, он нормально наблюдал, не на меня, но одновременно и не через меня. Дабы иметь таковой взор, необходимо большое количество трудиться. Я ощущал, что у этого монаха какое-то особенно глубокое внутреннее содержание. И мне до того захотелось внутренне прикоснуться к этому содержанию, что я начал ходить около него, ходить.

Наконец, подошел к нему и говорю: «Святой папа, могу я Вас задать вопрос?». Он говорит: «Да». Я говорю: «А вот в то время, когда царь ко мне приезжал, эта церковь уже существовала?» Он говорит: «Да». Сейчас осознаю, что отвечая, он знал, что меня, в действительности, интересует не это. И дальше практически дословно.

Я говорю: — А могу я Вас задать вопрос? — Да. — Сообщите, а Вы в далеком прошлом тут, в этом монастыре?  И дальше он говорит без всякого нравоучения, весьма нормально. — Юный человек, в то время, когда Вы задаёте эти вопросы, то Вы думайте, для чего Вы их задаёте. Вот сообщите, что в Вас поменяет то, что Вы определите, что я тут три года либо тридцать три года? И внезапно праздность моего вопроса делается полностью материальной, таковой определенной.

Но я с упорством кретина задаю ещё вопрос: — А Вы имели возможность бы из этого уйти в мир? — А для чего? Вот что такое для меня психология. Сидит человек, что сообщил мне две-три фразы, но что приводит к невероятному интересу. Не просто своим видом, собственной бородой, либо тем, что находится в одном из старейших монастырей России. Нет, он увлекателен вследствие того что в нем имеется содержание. Может я и ошибаюсь, но пологаю, что многие психотерапевтические неприятности идут именно от этого – от дефицита внутреннего содержания.

  ПН: Что, по Вашему точке зрения, может оказать помощь человеку получить это внутреннее содержание? СГ: Я пологаю, что серьёзен следующий момент. И это относится всех главных сторон нашей жизни. Мы желаем больше побеждать, чем проигрывать.

А прежде всего, необходимо обучиться проигрывать. ПН: Что означает обучиться проигрывать? СГ: К примеру, вы мне рассказываете «какая прелесть Сейшельские острова», а я в том месте ещё не был. С одной стороны, я могу закусить губы и пожалеть себя, трижды за сутки отыскать в памяти, что я в том месте не был, сломать настроение себе и вторым.

А иначе, я могу сообщить себе: «в случае если я желаю в том направлении отправиться, то я сделаю все вероятное, дабы это осуществить». И тогда проигрыш преобразовывается в выигрыш.  У меня такое правило: ни при каких обстоятельствах в проигрыше не требуется искать виновных. Проигрыш – это твой проигрыш.

Его нужно верно принять, сделав определенные выводы. У меня был таковой случай. В то время, когда я поступал в Щукинское училище, я вызвался первым просматривать, и провалился с таким грохотом, что казалось, почва разверзлась передо мной. При чём я уже был дипломированный эксперт, до армии уже трудился. Я страшно испугался людей, которых в том месте заметил, у меня дрожали колени, и случился так называемый актёрский зажим.

И вот по окончании для того чтобы «падения» я отправился бесцельно бродить по Москве. И внезапно меня посетила совсем несложная идея: Что тебе даёт данный испуг? Он тебе ничего не даёт. Для чего разрешать испугу руководить собственной судьбой? И тогда я поразмыслил, что в случае если это повторится, я и уеду. Эта идея прибавила мало бодрости. А позже я поразмыслил: « а из-за чего я выбрал новый репертуар?

Из-за чего бы не почитать то, что я знаю в далеком прошлом?» И вот я ходил, думал. И в понедельник пришел в Щукинское театральное училище спокойный, как танк. Бабах, и выхожу сходу во второй тур. По окончании чего бегу на экзамены в студию МХАТ. Просматриваю в том месте, а мне говорят: « погоди, не уходи, придёшь на второй тур прямо сейчас».

И позже сходу: «сдавай документы, проходи доктора, не будет тебе третьего тура, придёшь прямо на конкурс». На следующий сутки бегу в ГИТИС. И в том месте также прохожу второй тур. Меньше, одно поражение трансформировалось в пара побед. А из-за чего?

Я пологаю, что в моего сознания случился какой-то щелчок. В то время, когда я вот так ходил, я созерцал город, и подспудно во мне шла беседа. И что-то в меня заявило, что в случае если повести себя по-второму, то всё возможно исправить. Принципиально важно лишь попытаться попасть в то состояние, в то время, когда данный щелчок вероятен.

ПН: Сергей Леонидович, что бы Вы имели возможность сообщить человеку, что запутался, не знает, как отыскать выход из обстановки, будет в состоянии проигравшего?  СГ: Я сообщу образно. Если бы у Вас что-то рассыпалось, к примеру, разбилась бы ваза, то я бы вам не рекомендовал сложить рассыпавшееся. Я бы вам дал совет забрать цветы, какой-нибудь конструктор, краски и бумагу, глину, другие материалы, и из всего этого совместно попытаться сделать что-то новое.

Основное — не пробовать собрать разбитое. Не идти ни при каких обстоятельствах одним путём, а показать фантазию и постараться соединить вещи вторым образом.  ПН: Продолжая тему внутреннего содержания, что еще, по Вашему точке зрения, необходимо мочь делать в жизни, дабы его получить? СГ: Я бы заявил, что необходимо мочь честно радоваться за собственных друзей. ПН: Это сложно.

СГ: Да, и если Вы думаете, что я сообщу, что у меня неизменно это получается, то это будет неправдой. А ещё тяжелее честно радоваться за тех, кто тебе не нравится. Но в действительности, в этом имеется суть. Это может продолжить твою жизнь. Я в этом уверен.  ПН: А что еще может продолжить жизнь?

СГ: Еще в период СССР директор университета долголетия заявил, что у каждого существуют собственные рецепты, но по большому счету прекрасно дремать столько, сколько желаешь, выпивать в сутки стакан хорошего сухого вина, и дабы полностью отсутствовало чувство зависти. Мне данный комплект понравился поразительно.  ПН: Сергей Леонидович, если не секрет, сколько лет Вашему младшему сыну? СГ: Ему 8 месяцев, отличие с первой дочкой – 18 лет.

Вы понимаете, у меня время от времени появляется желание заскочить на подножку троллейбуса позади. Быстро желание вести себя неадекватно собственному возрасту. Но это, возможно, лучше, чем пластическая операция. Я не опасаюсь быть забавным. По причине того, что знаю, что это делает тебя посильнее. ПН: А что еще человека может делать посильнее? СГ: Во-первых, мочь до конца признавать собственную неправоту. Во-вторых, нужно мочь по-настоящему ставить себя на место человека, которого не понимаем либо к которому готовы предъявлять претензии.

Время от времени у меня это получается, а время от времени нет. ПН: Что Вы сами делаете, в то время, когда попадаете в непростую обстановку? СГ: В то время, когда у меня случаются всякие неприятности, то я ни при каких обстоятельствах не стараюсь решить их в одну секунду, забыв об остальных делах. Из-за чего?

По ряду причин. Во-первых, какой-то внутренний механизм мне подсказывает, что неизменно необходимо какое-то время для обдумывания. В случае если кидаться сломя голову решать неприятности, возможно лишь все сломать.

Не нужно дёргаться, жизнь всё равняется умнее нас. Да и то время, которое я беру на обдумывание ситуации , в обязательном порядке мне что-то подсказывает.  Во-вторых, нужно старательно пробовать видеть хорошее кроме того в проблемной обстановке.

А на это также необходимо время.  В-третьих, не обращая внимания на неприятности, жизнь все-таки длится. А если ты кинешь всё, и начнёшь решать лишь эту проблему, то ты рискуешь, напротив, увязнуть в ней еще больше. Нужно жить : выпивать, имеется, обожать – и параллельно решать эту проблему.

Имеется в совокупности Станиславского такие понятия, как большой и небольшой круг внимания. Небольшой круг – это я говорю с Вами, на вас такая-то блузка. Громадный круг – я сижу с Вами, но вижу, что вот ещё дама сидит, а вон те двое пошли, а на улице весна. Чем больше ты можешь соединять громадный круг с малым, тем ты будешь опытнее.

Я говорю на данный момент об актёрской профессии, но это актуально и для всей жизни. Ты можешь говорить, общаться, а наряду с этим ещё и элегантно быть одетым, делать прекрасно какие-то вещи, то наряду с этим это не означает, что ты теряешь нить задачи, которую нужно решить.  ПН: Сергей Леонидович, специально для психотерапевтического портала, сообщите, прошу вас, что-нибудь жизнеутверждающее и хорошее. СГ: Я, возможно, сообщу вот что. Человек может всё.

Мы ничего не знаем о отечественных потенциальных возможностях. Отечественный мозг мало изучен, и возможно, в случае если отыскать определенный код, то на следующий день мы можем начать писать не хуже, чем Агата Кристи. Я знаю один хрестоматийный случай. Пожилая дама, домработница у одного доктора наук, попала в аварию, её привезли в склиф, и она в коматозном состоянии начала сказать на латыни. И в то время, когда привели к специалисту, тот заявил, что она «Илиаду» просматривает.

Оказывается, в то время, когда она убирала, доктор наук учил с учениками «Илиаду» и ее мозг записал все данные. Вопрос лишь в том, дабы возродить все то, что кроется в глубинах отечественного подсознания. Дать толчок.

  ПН: Так и хочется заявить, что время от времени в этом оказывает помощь психология. СГ: Непременно. Психология – это часть жизни и моей профессии. Интервью брала психолог Ксения Иванова

Внутреннее содержание металлических дверей АСД


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: