Безруков выиграл «матч» благодаря вратарю овчинникову

Безруков победил «Матч» благодаря вратарю Овчинникову

На Первом канале 10 мая премьера фильма о войне, любви и футболе.

Фильм «Матч» режиссера Андрея Малюкова («Мы из будущего») еще  до выхода в прокат наделал большое количество шума и сопровождался серией скандалов.  Картину обвиняли в: а) антисемитизме; б) антиукраинизме; в) мифотворчерстве.

Украинские киночиновники фильм «Матч» сперва  вовсе запретили, а позже выпустили в ограниченный прокат. Что так имело возможность  их напрячь, можно лишь гадать: разумеется, сцены, в которых продемонстрировано, как Киев встречает немцев хлебом и солью… Ну а что, факт сотрудничества некоторых советских людей с нацистами — такая уж новость?

И вдобавок либерально настроенные журналисты «топили» картину рецензиями: «Никакой настоящей подоплеки у фильма нет, никакого «матча смерти» не было. Это все советская пропаганда, насаждавшая пафос ВОВ. Футболистов киевского «Динамо» немцы расстреляли по причине того, что они, посланные на работы на хлебозавод, занимались в том месте воровством…»

Нереально без шуток комментировать эту чушь. Факты остаются фактами: в то время, когда германская армия вошли в Киев, футболистов украинского «Динамо» вправду послали трудиться на хлебозавод. Но скоро немцам пришла в голову мысль организовать собственную футбольную команду. Играться нацистам с кем-то нужно было, и тогда на базе девяти игроков «Динамо» была создана команда «Старт».

9 августа 1942 года «Старт» игрался с германской командой FLAKELF. Перед матчем нацисты в полной мере светло дали осознать советским игрокам: вам направляться проиграть. Но «Старт» одержал победу. Затем отечественных игроков послали в гестапо, где пытали полтора месяцев. Один футболист не выдержал и погиб. Остальных переправили в Сырецкий концлагерь. Троих, включая вратаря Николая Трусевича, расстреляли.

По окончании Победы советские прокуратура и милиция продолжительно изучали это дело, и вывод был однозначным: признать футболистов храбрецами. Параллельное расследование вели и германские юристы, закончилось оно только в 2005 году, и вердикт был таков: «Связи между матчем, состоявшимся 9 августа 1942 года, и смертью футболистов «Старта» не существует…»

Ну а сейчас подробнее о самом фильме. В центре повествования — Николай Раневич (так, по всей видимости для благозвучия, переименовали настоящего Трусевича), капитан и вратарь киевского «Динамо», звезда, которого обожают девушки. Но сердце Раневича (Сергей Безруков) в собственности одной даме (Лиза Боярская), которая замужем за игроком «Локомотива».

Анна отвечает Николаю взаимностью и уходит к нему жить. Практически в тот же сутки немцы нападают на Киев. Раневич и вся его команда уходят вести войну, но сходу попадают в плен. Анна извлекает Николая из плена, но ожесточённой ценой: она вынуждена стать возлюбленной бургомистра.

Тот ставит условие: дама не должна видеться с Раневичем. В Киеве тем временем уничтожают иудейские семьи. Анна выручает мелкую девочку от верной смерти.

Безруков выиграл «матч» благодаря вратарю овчинникову

А Раневич, возродивший футбольную команду, выручает брата девочки Михаила, забрав его, не футболиста, к себе в клуб и выдав за поляка.   «Старт» подготавливается сыграть важный матч с германской командой FLAKELF. Перед игрой нацисты открыто говорят Раневичу: у нас в заложниках твоя любимая дама, победите — погибнет и она, и вы. Николай соглашается «слить» игру, но, в то время, когда видит на трибунах  невредимую Анну, меняет собственный ответ.

 

— Выходит,  в этом матче на кон была поставлена не любовь к стране, а любовь к даме? — упрекали журналисты создателей фильма на пресс-конференции к этому фильму. Но авторы готовься к ответу:

— А мужчины на войне постоянно защищают в первую очередь собственные дома, собственных дам. Из всего этого и состоит понятие «Отчизна».

Режиссеру было нужно держать удар и по поводу антисемитизма.

Соглашусь, только при наличии больного воображения в фильме возможно заметить нелюбовь к иудеям, но Малюков кроме того не удивился:

— Я в далеком прошлом привык к тому, что бы я не снимал, меня упрекают в антисемитизме. Да, отечественному храбрецу, иудею Михаилу, страшно. Да, он перед матчем задаёт вопросы, будут ли расстреливать запасных, по причине того, что сам сидит на скамье.

Выяснив, что расстреляют всех, голосует за то, дабы «Старт» игрался в полную силу и победил. Где тут антисемитизм?

— По большому счету отечественная картина о выборе, — продолжает Малюков. — Каждый из наших персонажей сам решает, как ему поступать. Кто-то сотрудничает с немцами, кто-то негромко, беспрекословно принимает плен… Николай Раневич также сначала выбирает жизнь, а не смерть. Выбирают героини и жизнь Лизы Боярской и Кати Климовой, каковые начинают жить с нелюбимыми, с неприятелями.

Живя так, они способны кому-то помогать, выручать. Но в то время, когда будущее ставит их перед главным выбором, они сохраняют преимущество и поступают так, как должны…

— Я благодарен создателям фильма за то, что в кои-то веки играюсь не храбреца, — согласится исполнитель ключевой роли Сергей Безруков. — Раневич не храбрец. Он юный человек, что весьма желает жить. Он не идет напролом, не сражается с нацистами открыто. Но незадолго до важного матча он осознаёт: нужно победить, нужно доказать всем, что с немцами, этими сверхчеловеками, возможно бороться и побеждать…

Сергею Безрукову было нужно интенсивно подготовиться к роли. К примеру, он занимался с педагогом, ставя украинский говорок, и не просто украинский — одесский, потому, что его храбрец родом из этого приморского города.

— У нас на картине трудился актер Сергей Деревянко, я дал ему сценарий и попросил переписать все мои реплики под одесскую обращение. Видели бы вы, как он все почеркал! — говорит Безруков. — Не могу заявить, что особенно мучился: у меня в Одессе живут приятели — в то время, когда приезжаю в город, ни при каких обстоятельствах не останавливаюсь в отелях, приятели неизменно меня забирают к себе. У меня музыкальное ухо, я скоро ловлю выговор и начинаю его воспроизводить.

В фильме «Матч» масса игровых футбольных эпизодов. Безруков, выполняющий роль вратаря, проходил особую подготовку под управлением известного голкипера Сергея Овчинникова.

— Серега многому меня научил и похвалил мою спортивную форму, — хвастает Безруков. — Я так как боксом занимаюсь, могу руками трудиться. И вдобавок мне легко падать и прыгать — с моим-то ростом. Вот высоченному Овчинникову это делать значительно тяжелее.

Сережа мне большое количество нужных историй поведал, продемонстрировал массу приемов: таких вратарских понтов, в то время, когда достаточно несложный мяч ты принимаешь так страдальчески, что стадион взрывается аплодисментами. Он, к примеру, мне поведал, что, в случае если вратарь чуть добывает мяч из «девятки», значит, он его проиграл. По причине того, что хороший голкипер обязан угадывать направление удара и ловить мяч прямо в руки — так делал Лев Яшин, владевший легко звериной интуицией. Я большое количество взглянул футбольной хроники 40-х годов.

Вратарская техника не очень-то изменилась. Посильнее всего изменилась одежда. Смешно видеть кепочки на вратарях 40-х. Кстати, Овчинников мне поведал, из-за чего их отменили.

Выясняется, в то время, когда били угловые удары, игрок соперников имел возможность подойти и позади надвинуть вратарю кепку на глаза. Внимание на секунды терялось — этим соперники и пользовались…

Безруков согласится, что обожает футбол, но что ему надоело «болеть», весьма хочется «здороветь» от игры русском сборной:

— До предынфарктного состояния доводят отечественные парни. Для вас планируют стадионы, люди так вас обожают, а вы кроме того бегать не желаете по полю! Не забывайте, как на тот достопамятный матч с Испанией выходили?

Заблаговременно сделали вывод, что проиграют, а также не бегали… Нет, они хорошие, гениальные парни: Аршавин и другие. Но через чур зависят от собственного настроения. А нужно играться по совести.

Сергей Безруков кроме этого поведал, что сцены важного матча с немцами в фильме не игрались по-актерски, постановочно.

— Это был настоящий матч. И не смотря на то, что на трибунах сидела массовка, они яростно болели. Мои  коллеги — украинские актеры прошли трехмесячную спецподготовку у опытных футболистов. Мы игрались по-настоящему, и я кроме того не знал, как и в то время, когда в мои ворота будут бить. А в то время, когда били — чудесным образом брал какие-то мячи.

И вдобавок в фильме имеется эпизод, в то время, когда я пробиваю пенальти. Сам бил! Со школы внезапно навык вспомнился — и я прямо под планочку… Вообще-то в школе я также на воротах стоял. , пока палец в броске не сломал…

Фильм «Матч» был продемонстрирован некоторым игрокам. Вратарь Нигматуллин, к примеру, сообщил: «Безруков очень точен в мелочах, в подробностях пластики, он в очередной раз доказал, какой он громадный актер». А легендарный Валерий Мунтян по окончании просмотра «Матча» прослезился и надеется, что фильм придаст новый импульс футбольному перемещению у нас.

В действительности такое кино в полной мере способно разбудить в людях патриотические эмоции. Жаль, что на отечественных футболистов это не распространяется.

Илона Егиазарова

Фото Ларисы Камышевой

Муниципальные истории. Сталинград. 23 августа 1942 года


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: