Анна ковальчук: «мои дети растут в любви»

Анна Ковальчук: «Мои дети растут в любви»

Анна Ковальчук, без сомнений, знает какой-то секрет, поскольку все, о чем она грезит, в обязательном порядке сбывается: у актрисы растут красивые дочь и сын, а  сериал «Тайны следствия», в котором она играется ключевую роль, уже тринадцатый сезон держится на вершине телевизионных рейтингов. Мы попросили актрису поделиться им с отечественными читателями.

– В Новый год мы все становимся романтиками. Вы верите в волшебство новогодней ночи?

– В случае если в это не верить, тогда во что? Само собой разумеется, радоваться необходимо каждому дню, но Новый год – это точка отсчета, чистая страница, на которой возможно написать все, что захочешь. Я постоянно любила данный праздник, весьма ожидала его, а в то время, когда показались дети, захотелось сделать его для них незабываемым, чудесным.

Исходя из этого уже в первых числах Декабря отечественный дом украшен и блещет иллюминацией.

– Вы загадываете жажды в новогоднюю ночь?

– В обязательном порядке! Пишем записки, каковые с боем курантов необходимо успеть сжечь, кинуть пепел в бокал и выпить. В то время, когда бумага загорается не сходу, легко паника начинается: скорее, не успеем! Это так радостно! (Радуется.)

Анна ковальчук: «мои дети растут в любви»

– Если не секрет, что из загаданного раньше сбылось?

– Я хотела малыша, и появился Добрыня. Это было чудо! Он отечественный долгожданный ребенок. В большинстве случаев, все, что я хочу всем сердцем, сбывается.

А вдруг нет, значит, будущее уберегла меня от чего-то нехорошего. Я верю: все, что ни делается, к лучшему.

– В большинстве случаев, любовь к новогодним праздникам идет из детства…

–  Я обожаю встречать Новый год у своих родителей. Уж на что обожаю праздничные дни, но до мамы с папой мне еще расти и расти. У них на даче целый чулан отведен под новогоднюю мишуру.

Мама чуть ли не каждый сантиметр украшает, отец ставит огромную елку, развешивает гирлянды. Все светится и блещет так, что отечественный дом, возможно, видно за пара километров. (Смеется.) Я счастлива, что у них хватает желания и сил отмечать праздничные дни, встречать внуков.

– А в вашей семье какие-нибудь новогодние традиции сложились?

– Имеется традиция, которой я весьма дорожу. Первого декабря на отечественном камине появляются новогодние сапожки, куда гномик ежедневно приносит детям по мелкому подарочку – то машинку, то шоколадку. Весь месяц до Нового года я пристально смотрю за тем, дабы гномик не забывал к нам прийти. (Радуется.)

– Между Добрыней и Златой отличие десять лет. Как дети ладят между собой?

– Не могу заявить, что они все время выполняют совместно. Но у них находятся неспециализированные игры. К примеру, в лошадок – ставят преграды по всей квартире и через них скачут. Это нравится обоим: Злата увлекается конным спортом, а Добрыне только бы поскакать. Мультфильмы совместно наблюдают. Но, само собой разумеется, у каждого собственный режим.

У Златы – уроки, кружки, конюшня, британский.

– Дочь, само собой разумеется, грезит стать актрисой?

– Полностью нет. Она желает открыть приют для животных, разрабатывает целый проект!

– Как вас поменяло рождения дочери, а позже и сына?

– Я прекратила опасаться смерти. Раньше меня практически кидало из одной крайности в другую. Сейчас показалось самообладание.

Многие неприятности прекратили казаться глобальными. Не редкость, разнервничаюсь на репетиции либо съемках, но отыщу в памяти, что дома меня ожидают два комочка, и говорю себе: «Аня, держи себя в руках. Ты нужна детям».

– Вы в молодости так и воображали собственную взрослую судьбу – семья, дети?

– Да. не забываю, как в десять лет я сидела в кинотеатре и грезила о дочке. И вот какой я ее себе воображала – белокурой, с голубыми глазами, – таковой она и появилась. Я грезила, как мы будем с ней в кино ходить, гулять (Радуется.) Все сбылось.

Мы со Златой любим уединиться от мальчиков, прогуляться по магазинам либо посидеть в ресторане. Мы подруги.

– Вы производите чувство успешной, шикарной дамы…

– В действительности я веду такой же образ судьбы, как и многие дамы. К примеру, ношу сумки из магазина. Моя подруга за это меня ругает: «Ты что делаешь!

На тебя люди наблюдают!» А я неизменно с пакетами иду на глазах у соседей (радуется).

И вдобавок убираю за собственной собакой, в то время, когда с ней гуляю. Для меня это не труд, а необходимость – тут же мои дети гуляют!

– А в то время, когда вы идете нагруженная пакетами из магазина, себя не жалеете?

– Не редкость, жалею (радуется). Но иначе, я воображаю, как мои детки обрадуются. Обожаю, дабы дом был полная чаша. Во времена моей молодости в магазинах ничего не было, в холодильнике шаром покати.

Тогда все так жили. Исходя из этого сейчас у меня на обед должно быть первое, второе, компот и третье. В противном случае – паника! (Смеется.)

– В вашем доме имеется культ творческой личности: «Тише, мама трудится над ролью»?

– Никакого культа! У меня имеется пульт и микрофон для репетиций, но стоит мне уединиться, как прибегают дети, выхватывают микрофон… Само собой разумеется, мне нужно время для работы, медитации, но как же я от них запрусь?! Мы весьма любим совместно заниматься акройогой, кувыркаться. Так что дома у нас, скорее, культ детей: «Тише, Добрыня наблюдает мультфильм!», «Тише, Злата занимается британским!»

– Мне думается, вы из категории людей, каковые просто не смогут быть безответственными…

– Это правда. Я практически не опаздываю и многое успеваю, так что кроме того сердце позже болит… Загоняю себя. Вот Злата, к примеру, ни при каких обстоятельствах никуда не спешит –  настоящая дама. Я наблюдаю на нее и обучаюсь. Она меня задаёт вопросы: «Мама, ну что ты все время бежишь? Кому нужно, сами к тебе прибегут». А я волнуюсь: внезапно не прибегут?

Не смотря на то, что из того, что было задумано, я уже очень многое успела сделать – и в семье, и в профессии.

– Но бывают же периоды, в то время, когда нет новых ролей?

– У меня так наполненная судьба, что времени об этом вспоминать нет. Мне в обязательном порядке необходимо заниматься спортом, собственной наружностью, английским, видеться с приятелями, родителями. Исходя из этого, в то время, когда появляются паузы в работе, я едва-едва успеваю прийти в себя, накопить багаж, что позже смогу применять в работе над новой ролью.

– Другими словами актерского страха «выпасть из обоймы» у вас нет?

– До тех пор пока нет. Не редкость, замечу хорошее кино и задумаюсь: а что это я не снимаюсь, годы-то идут? Но подолгу не расстраиваюсь.

– В то время, когда в последний раз пожалели, что не вы снялись в фильме?

– На «Анне Карениной» с Кирой Найтли. (Радуется.)

– Из сыгранных киноролей какая для вас самый велика?

– Роли приходят и уходят. Я не зацикливаюсь на прошлом, предпочитаю жить сегодняшним днем. В случае если отыскать в памяти о «Маргарите и Мастере», то, возможно, сейчас я бы игралась ее по-второму. А из самый родных мне ролей по ощущению и энергетике – пожалуй, Софья в фильме «Адмирал».

Но грубо говоря я в том месте ничего не игралась. Легко обожала Костю Хабенского, которого и в жизни весьма обожаю, обожала собственного ребенка.

– В спектакле Театра имени Ленсовета «Все мы красивые люди» вашу героиню захватывает буря страстей. Как вы думаете, эмоции для того чтобы накала – это счастье либо беда для дамы?

– Счастье, что я, как актриса, могу всю эти эмоции пережить на сцене за три часа, но не жалела бы себе таких переживаний в действительности. Лишь весьма сильные люди смогут с этим совладать, не попасть в зависимость от алкоголя, не сломаться. Само собой разумеется, даме нужна эмоциональная разрядка.

Ну займись спортом, поиграй в пейнтбол, тарелки побей, в итоге Я, к примеру, время от времени в тире постреляю – и мне делается легче.

В финале моя героиня физически живёт , но душа ее погибла. Она тут лишь для ребенка, больше ее нет ничего, что держит. Бедные дамы! Они живут без любви, по причине того, что мужчины не могут обожать.

Девяносто процентов пар существуют в различных спальнях, и их отношения ограничиваются равнодушным: «Здравствуй, пока»…

– Вы вычисляете, современные мужчины не могут обожать?

– Сейчас все так устроено, что люди не растворяются друг в друге. Все весьма эгоистичны и самодостаточны. У женщин и нынешних мужчин практически не осталось предлогов жить совместно.

– Но супружеская жизнь полна компромиссов. А чего, на ваш взор, категорически нельзя допускать?

– Неуважения к матери, выраженного при детях. Дети, осознающие, что родители живут без любви, позже перенесут эти отношения в собственную семью. Меня отец в юные годы залюбил, за что я ему безумно признательна.

не забываю, как-то с подружкой сбежала из пионерского лагеря, нас всю ночь армейские искали. Что пережили бедные родители! В то время, когда нас нашли, мама меня треснула, а отец поцеловал и сообщил: «Ты устала, приляг отдохнуть».

Такая абсолютная любовь оказывает помощь мне до сих пор.

– Удается жить в гармонии?

– Стараюсь, не смотря на то, что бывают и неприятные дни. В то время, когда кто-нибудь обдаст волной негатива, весьма тяжело погасить это самообладанием, не поддаться на эмоции. Но я извлекаю себя из плохого настроения тёплой ванной, хорошим фильмом, книгой, беседой (радуется).

Моя сестричка – воцерковленный человек, поболтаю с ней, и на душе так светло делается.

– В погоне дам за красотой и вечной молодостью что для вас категорически неприемлемо?

– Злость на то, что твое время уходит и появляются юные актрисы, каковые скоро, быть может, займут твое место. Передо мной пример Ларисы Луппиан: имеется у нее работа в театре – прекрасно, и нет – занимается делами семьи. Она неизменно настроена позитивно.

Это единственно верный путь для актрисы.

– Вы вспоминали о пластических операциях?

– Нет. Я наблюдаю на мою маму, которая не делает никаких подтяжек и, в отличие от дам ее возраста, подсевших на пластику, наряду с этим замечательно выглядит. И как они на себя в зеркало наблюдают?

Это плохо! Я с наслаждением хожу к косметологу, делаю процедуры по уходу и довольна результатом.

– На сцене вы поразительно пластичны. Деятельно занимаетесь фитнесом?

– Коньки, лыжи, бассейн, фитнес – это все мое. Я обожаю перемещение с детства, в то время, когда занималась танцами при Вагановском училище. Основное – не закостенеть ни физически, ни душевно.

– А что нужно делать, дабы не закостенеть душой?

– Библию просматривать, общаться с хорошими людьми, наблюдать хорошие фильмы. Да большое количество способов! Понимаете, моя мама обожает наблюдать мелодрамы. У нее целая коллекция всемирный классики на дисках. И вот мы приезжаем на дачу и в пятидесятый раз наблюдаем, к примеру «Между землёй и небом».

И без того прекрасно всем, весело, душевно…

– Какой вы себя видите лет через двадцать?

– Ну повзрослею чуть-чуть (радуется). В начале беседы я заявила, что все, о чем грезила, сбылось: у меня имеется любимая профессия, дочка, сын. Желаю, дабы и через два десятилетия ничего не изменилось, и рядом так же, как и прежде были мои любимые родители.

Разговаривала Лариса Царькова 

Аннушка счастье моё и дети, каковые растут в любви Америка путь к успеху


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: