Андрей мерзликин: «я еще не понял, что такое быть отцом…»

Андрей Мерзликин: «Я еще не осознал, что такое быть отцом…»

Страно, как все в жизни поднимается на собственные места, стоит лишь отыскать собственного верного человека. Так произошло и у актера Андрея Мерзликина: он женился, и для него открылся новый мир – где обожают и знают, где негромко и нормально. Ну разве что дети галдят… но это лишь в эйфорию… В то время, когда пять лет назад на экраны вышел фильм «Бумер», четверо ребят из лихой тёмной автомобили в одночасье стали популярными. Для Андрея Мерзликина, так же как и для сотрудников по фильму, это первенствовала заметная роль в кино.

Он снимался до этого, снимался по окончании, но до сих пор его знают и не забывают по «Бумеру». Так уж выходит, что мы верим экранным образам, а исходя из этого думается, что и в жизни Мерзликин должен быть сорви головой, сложным и противоречивым. И такое же приятное удивление ожидает нас при знакомстве с ним – обаятельным, несложным, хорошим и вдумчивым человеком с радостными чертиками в голубых глазах, внимательным отцом семейства.

– Андрей, к созданию семьи вы пришли сознательно либо это стечение событий? – У меня все это совпало. Я приближался к 33 годам – к тому превосходному зрелому возрасту, в то время, когда все чаще вспоминаешь о собственном социальном положении, думаешь о личной жизни. Не то дабы всегда ходишь и думаешь об этом, но люди, и уже кроме того неблизкие, как-то косо начинают посматривать.

Быть неженатым в 33 подозрительно, о тебе начинают думать, что ты уверенный холостяк. А я таким ни при каких обстоятельствах себя не считал. Я всегда был за институт семьи.

И вот сейчас, полностью случайно – не смотря на то, что в случайности мы не верим – я встретил Аню. – Вы актер, супруга Аня психолог, как вы сумели отыскать друг друга? – Да, моя профессия весьма ограничивает общение с людьми: ты находишься в узкой среде, живешь как словно бы в конвейерном потоке. А я уже в то время пришел к внутреннему убеждению, что с актрисой се планирую создавать семью, по причине того, что это фактически нереально. И я ожидал таковой встречи.

И вот в один раз, это было 9 мая, мы с приятелями отмечали праздник загородом, и к моему приятелю, актеру Стасу Дужникову, приехала супруга с подружками. Среди них мне запомнилась одна девочка, которая по степени собственной открытости сильно резонировала со мной – по тому, как она общается, как она прямо наблюдает в глаза и говорит то, что думает. И глаза такие громадные, светятся. – Любовь с первого взора? – Нет.

Тогда ничего в не щелкнуло, на нее внимание. Поразмыслил: какой увлекательный, яркий человек.Андрей мерзликин: «я еще не понял, что такое быть отцом…»Прошел год. И вот как-то Стас мне говорит: «Я еду к себе домой, не желаешь со  мной? Может не забываешь Аню?» само собой разумеется я ее не забывал. Я тогда шел с катка, собрался тут же и отправился с ним.

Это был финиш Масленицы, Прощеное воскресенье, и мы, фактически, запасаясь икрой и водкой отправились на блины. – Тогда все и началось? – Да я принципе из гостей и не выходил. Мы проговорили целый вечер, и вот тогда, по всей видимости, и случилось то волшебство, та химия, о которой приятно сказать. На душе стало как-то негромко и нормально. Никаких вспышек, агоний и страстей. Легко раз – и ты уже знаешь, что это твой человек.

Прошел год, и я сделал предложение, которое так сложно дается мужчинам. – Вам оно также сложно далось? Кроме того по окончании «химии и волшебства»? – Ну само собой разумеется. Я пробовал быть взрослым, нести ответственность за собственные поступки, и таких предложений я еще не делал в собственной жизни. Исходя из этого я все взвешивал, все контролировал.

Когда я «осмелился», началась самая радостная и самая тяжелая пора – подготовка к свадьбе. – Страно слышать эти слова от мужчины. – Свадьба – это праздник, что ты желаешь подарить собственной любимой. Все девчонки грезят в данный сутки ощутить себя особыми, принцессами… мы сняли кинотеатр «Фитиль» и создали в том месте воздух «Новогоднего огонька».

Как сообщил позже Леонид Ярмольник, что был у нас свадебным генералом: «Основное, дабы ваша совместная судьба не была похожа на сатирический издание «Фитиль». В общем, у нас оказалась превосходная свадьба, было человек 120 гостей. Приехали все родственники – я не ожидал, что с Аниной стороны их так много. Моих они очевидно победили численностью! У нее родственники по всей Сибири.

Она у меня сибирячка, что для меня важно. – Из-за чего? – Я думал раньше, что было бы здорово, если бы супруга у меня была не москвичка. А сибиряки по большому счету особые люди. В них от природы довольно много энергии, не поддающейся осмыслению. – на данный момент Аня не работает? – Да, у нас двое детей, и по сей день для нее главная профессия быть мамой. Феде два года и три месяца, Серафиме четыре с половиной месяца.

Первые годы детей крайне важны для их развития, и мы стараемся, дабы Аня все время была рядом с ними. – А как вам роль отца? – Роль отца мне еще непонятна. Я думаю пойму ее, в то время, когда покажутся первые неприятности и необходимо будет воспитывать детей. на данный момент они оба зависят лишь от Ани. Федя у нас ревнует маму, но, что весьма интересно, наряду с этим обожает Серафиму. С первых ее дней несет ей машинки, книжки, пробует ей что-то растолковать, позже внезапно заберёт двумя руками за голову и начинает целовать.

Обожает повторять, что у нас громадная семья: мама, отец и Мима – так он именует Серафиму. А мы смеемся и говорим: «Федь, ну как же мимо-то? Это мама, отец и попал»! мальчики, говорят по большому счету ближе к мамам. Я думаю, отец в жизни Феди покажется, в то время, когда ему пригодится мужская помощь.

Как папа я скорее ожидаю, в то время, когда подрастет Серафима, надежды возлагаю на нее. Она на данный момент уже всем своим видом говорит: «Я беспомощная, я нуждаюсь в тебе…» она меня определит, радуется мне. Ну что я буду сказать, любой родитель тает в таких случаях. – Бессчётные родственник вам оказывают помощь с детьми? – Само собой разумеется, нам по большому счету весьма повезло: у нас громадная и дружная домашняя община.

В то время, когда Аня идет на занятия либо ей необходимо время – она на данный момент обучается кукольному делу, — дети у моей мамы, благо она живет в соседнем районе. А раз в неделю, на выходные, мы все планируем у второй бабушки, у Аниной мамы. У двух Аниных сестер уже также по двое детей, все приезжают, и заявить, что в том месте делается шумно – не сообщить ничего.

Дружно обедают, совместно выходят на улицу, идут в лес, с санками, на горки, на качели – мамы, папы, дети… – Будучи отцом двух детей, вы себя ощущаете взрослым? –Слава Всевышнему, нет! Я сам опасался вероятной перемены. Кроме этого как по окончании свадьбы я проснулся и начал думать, что изменилось. И весьма смеялся, в то время, когда осознал, что ничего не случилось.

Кстати, мы с Аней сделали вывод, что на свадьбе было так радостно, что было бы хорошо ее повторить. Причем нам еще нажарили столько подарков, что я кроме того поразмыслил, что это весьма рентабельное дело – повеселились, к тому же и окупились! А по окончании появления детей, у меня, напротив, показалась какая-то детскость. Но я еще раз сообщу, что эту возможность мне предоставляет Аня: 99 процентов работы она берет на себя. Это таковой большой труд, а в то время, когда воздастся, еще не известно.

Дети — самый сложный творческий проект. Но через них и мы с Аней стали еще более детьми. Мы играем дружно, все стоим на ушах, и еще вопрос, кто заводила. – Федя знает, кем отец трудится? – Он еще не знает, что такое работа. А в то время, когда видит меня по телевизору, говорит: «Ой, отец!» в этот самый момент же отворачивается.

К телевизору он по большому счету относится весьма нормально. – Андрей, а Ане тяжело было принять ваш образ и вашу профессию судьбы? – Трудности имеется, не буду отрицать. Тут  основное осознавать, что профессия сложна. Она связана с тщеславием: актеры стремятся быть на виду, крутиться в гуще событий, ходить на премьеры друзей. Это не сама профессия, но часть ее.

Я для себя сделал выбор: дабы не травмировать лишний раз Аню, я отказался от всего этого. Осталась фактически работа: пьесы, репетиции и самый грустный для Ани момент – киноэкспедиции. – Грустный, по причине того, что уезжаете на долгое время? – Само собой разумеется. Ей нужна помощь. Кроме того ежевечернее купание детей – это весьма не легко. Особенно в то время, когда их двое. Исходя из этого я максимально стараюсь отдавать семье то время, которое у меня остается от работы. Творчество требует самопожертвования, так же как и личная жизнь.

Если ты желаешь добиться большого результата, ты обязан отдаться делу. Аня меня осознаёт – в этом ее талант и мудрость. Она меня освобождает от всего, в то время, когда видит, что мне необходимо погрузиться в работу.

И я в ответ испытываю самые лучшие эмоции и при первой же возможности кидаюсь ей помогать. Думаю, все было бы в противном случае, если бы она меня упрекала и пилила. – Вашему единодушию возможно лишь позавидовать. – Да, нам как-то удается договариваться. А на данный момент тем более наступил кризис, я сейчас намного свободнее. Прекрасно, что это произошло. Это нужно.

Все стали общаться, ходить друг к другу к себе домой, прекратили лихорадочную гонку за деньгами. Я сейчас могу нормально заниматься театром. – А у вас имеется уверенность, что в постоянно сможете прокормить семью? – Нет. Моя профессия в этом замысле не дает никаких надежд и свобод. Любой актер осознаёт, что сейчас работа имеется, а на следующий день ее нет, исходя из этого многие пробуют искать альтернативу.

Я пока не вспоминаю, чем бы имел возможность заниматься еще. Как-то отпускаю себя и думаю: как будет так и будет, но это лишь вследствие того что Аня меня поддерживает. Говорит: «Андрей, как-нибудь да проживем, что-то да будет. Кроме того в случае если дойдем до крайности, все так как дойдем. Кто-то окажет помощь, кому-то мы поможем, как-то да выживем». на данный момент так как актерам снижают зарплаты, опускают ставки в геометрической прогрессии. И Аня мне говорит: «Не снимайся в том месте, где ты не желаешь, не нужно из-за кризиса».

У меня были предложения играться в сериале за маленькие деньги. Она мен сообщила: «Ты лучше эти четыре месяца соверши с нами, не трать их на работу, за которую заплатят немного, а позже еще и будет стыдно и нужно будет говорить «Простите, был кризис». – Умная какая у вас супруга. – Да, с ее стороны одна помощь. Само собой разумеется, я нервничал как папа семейства, думал о деньгах, а тут камень с плеч упал.

И я вот живу на заработную плат, которую приобретаю в театре, пробую распределить ее, осознаю что к чему в жизни и как это, в то время, когда коммунальные платежи либо услуги няни больше твоей зарплаты. И думаю: ох, как прекрасно кризис-то произошёл, в противном случае живешь по накатанной и ни о чем не вспоминаешь. Это не столько хорошее результат, сколько нужное. Многие по большому счету так как не знают, что происходит, и говорят, что кризис в головах.

Вот и отдыхать мы сейчас будем в стране —  отправимся на Черное море либо, может, на Иссык-Куль махнем, у меня сейчас в Казахстане показались приятели. – Снимались в том месте? – Да. Я закончил громадную работу, и это самая ожидаемая мной премьера. Это второй арз по окончании «Бумера», в то время, когда съемки вызывали у меня чувство дебютанства: казалось, что ты в профессии первый раз, тебе подарили эту возможность. Ты дорвался и радостен.

Я совершил весь месяц в степи и встретил людей, каковые наблюдают на судьбу так же, как я, — страно! – И что это за люди? – Это режиссер Ахан Сатаев и сценарист Тимур Жаксылыков. А рабочее наименование фильма, что мы снимали, — «Заблудившийся». Это мистический триллер, а по сути причта о прозрении и грехах, о возможности и падении встать. Я знаю лишь, что фильм взяли на внеконкурсный показ в Канны, а как будет развиваться его прокатная будущее в Российской Федерации, узнаем позже.

Я в первый раз столкнулся с фестивальным кино, в то время, когда тыне историю, а пробуешь что-то сообщить. Это здорово. – Вы сравнивали эту работу с «Бумером». Из-за чего тогда здорово работалось? – Это также было связано с попыткой задавать вопросы. «Бумер» — это еще и производное от «бумеранга», а все в нашей жизни возвращается к нам, как бумеранг.

Это был таковой месседж, как говорится, и мы были в жажде его донести.

– Вас еще ассоциируют с этим фильмом? – Да, и слава всевышнему. Я подписывался под каждым словом и каждым кадром. И кстати, в данной новой работе мы с Аханом Сатаевым постарались применять моего храбреца из «Бумера».

Это история о том, что имело возможность бы быть с этим человеком, с Димоном Ошпаренным, в случае если сказать о его предстоящей судьбе. – Весьма живые у вас оказались в «Бумере» персонажи, кстати. Ваша четверка так превосходно сыграла, что всем сейчас думается, что вы и по судьбе дружите. – Мы заметили друг друга на пробах. Петя Буслов, режиссер сообщил: «У нас нет времени, дабы вы притирались, вы – приятели, люди, каковые знают друг друга весьма в далеком прошлом».

Уважение к режиссеру было грандиозным, и тяжелые условия съемок нас объединили, исходя из этого сложилось чувство, что мы настоящие приятели. Володя Вдовиченков говорит, что его на заправке задают вопросы: «А где остальные?» А меня гаишники задают вопросы: «А где твой бумер»? В случае если человек шутит наряду с этим, я шучу в ответ. А вдруг вижу, что на полном серьезе, говорю: «Бумер в ремонте». – Вы общаетесь с ребятами? – Да все заняты, у всех семьи, мы редко видимся, да и необходимости в этом нет.

Но в случае если видимся, весьма рады друг другу. А так мы с Петей Бусловым смеемся: вот будем ветхие и снимем «Бумер-3», как про мушкетеров на данный момент продолжение сняли. Наврем, что все выжили…

 

КАК Папа ДЕЛАЛ ИЗ ХАБИБА ЛУЧШЕГО В МИРЕ БОЙЦА


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: