Алена хмельницкая: «мне всегда 28»

Алена Хмельницкая: «Мне неизменно 28»

Актриса добилась того, дабы ее принимали не только как жену известного режиссера. Как и ее героини, Алена Хмельницкая не опасается храбрых ответов: стать директором бутика, практически в сорок родить второго ребенка и открыть новую главу собственной жизни.

– Алена, новом проекте Дмитрия Светозарова «Начало осени» вы играетесь бизнесвумен. А вам самой деловые качества свойственны?

– На мой взор, нет. В другом случае я создала бы уже какой-нибудь бизнес, как многие мои коллеги. Не смотря на то, что подобный опыт у меня был. В 94-м, во время некоего безвременья, в то время, когда кино уже закончилось, а сериалы еще не начались, я трудилась директором актуального бутика, принадлежавшего отечественным друзьям. Они внесли предложение мне попытаться себя в новом качестве.

В мои обязанности входило все: комплект персонала, закупки, декорирование помещения. Магазин просуществовал три года. Я получила не очень большое количество денег, но ни с кем не разругалась, как случается, в то время, когда трудишься с приятелями. Работа была совсем не неинтересная, и я открыла для себя другой пласт судьбы.

Но сам по себе бизнес – не мое.

– А что показалось самым сложным?

– А все! Но основное – борьба. Москва пресыщена предложениями, исходя из этого необходимо было показать изрядную изобретательность, дабы привлечь клиента.

Помимо этого, непростой задачей для меня была закупка одежды. Одно дело, для себя приобрести что-то и совсем второе – предугадать вкусы клиентов. Слава всевышнему, что денежные отчеты, с которыми я ни при каких обстоятельствах не сталкивалась, мне помогала вести подруга.

– Вкус, на ваш взор, это свойство врожденное либо купленное?

– Имеется люди с врожденным эмоцией стиля. Но в случае если начать в юные годы, его возможно привить.

– У вас две дочечки. Как воспитываете в них чувство стиля?

– Эта прививка делается уже в раннем возрасте – в то время, когда берёшь первую одежду для малыша. Помимо этого, дети всегда смотрят на маму, на окружение. Саша, моя старшая дочь, уже наряжается сама.

Не могу заявить, что мы с ней спорим на тему одежды.

Алена хмельницкая: «мне всегда 28»

«Ксюша заставляет меня сохранять хорошую спортивную форму, а Саша – моя ближайшая подруга».

– Другими словами ваши взоры в этом вопросе не расходятся?

– Принципиально – нет, но она более демократична. В собственные 19 лет я стремилась выделиться, показать собственную индивидуальность, поразить окружающих. Не смотря на то, что, быть может, это желание появлялось от недостатка хороших вещей…

– Это в полной мере объяснимо, поскольку Саша живет в Америке, где внешний вид не имеет первостепенное значение?

– Она живет в Нью-Йорке – городе, где имеется все, а также, элегантные, прекрасно одетые люди. Действительно, в студенческой среде никто не старается поразить одеждой. Основное – удобство.

– Отпуская Сашу, вы переживали?

– Было такое… Сперва она уехала в Лондон на два года, потому, что для поступления в западный вуз нужен интернациональный аттестат. Отпустить шестнадцатилетнюю девочку в незнакомую страну пришлось нелегко. От этих переживаний у меня началась депрессия. Незадолго до ее отъезда я боролась с лишним весом, что собрала за время беременности.

Худела-худела, а тут снова возвратились потерянные килограммы. Но, успокоившись, снова взялась за себя и добилась результата.

– Смирились с разлукой?

– Было нужно, поскольку Саша так желала обучаться… Она уже окончила первый курс New York University и приехала на каникулы к себе. Так что у нас будет время поболтать на все темы…

– А на каком отделении она обучается?

– Film and TV Production. Саша желает быть режиссером, но им преподают и продюсирование, и сценарное дело. В целом, весьма объемное кинообразование.

– Она собирается остаться трудиться в Америке либо возвратиться к себе?

– Кроме того не знаю по поводу «остаться» – мне думается, на данный момент для того чтобы понятия уже нет. Но в любом случае она желает попытаться себя в том месте. Это логично. В противном случае для чего все эти затраты, и не только денежные? Уехать за океан, погрузиться в иную культуру, дабы сходу готовить себя к возвращению, не имеет смысла.

Однако Саша совершенно верно знает – у нее имеется мы, имеется поясницы, за которую возможно спрятаться, подстраховаться. Пускай пробует. В то время, когда еще, если не на данный момент?

– Как-то вы заявили, что родителям не легко пережить взросление собственного ребенка.

– С Сашей мы как-то избежали неприятностей, кризиса переходного возраста. Меня весьма злили беседы о том, что детей нужно отпускать во взрослую судьбу. Я не имела возможности представить, что рядом со мной не будет моей любимой Саши… Но в какой-то момент я осознала, что обязана ее отпустить, избавить от собственной опеки.

– Как к этому отнеслась Саша?

– Дочка видела нас в различных обстановках. Время от времени появлялось чувство, что она уже появилась взрослым, адекватным и весьма разумным ребенком. Наряду с этим она не ботан, не зануда. Сашка – моя ближайшая подруга. С ней неизменно имеется о чем поболтать. В отечественной семье не существует единой стратегии воспитания дочерей.

Лучший способ –личный пример.

– Они различные по характеру?

– Ксюша – это ураган. Я вынуждена поддерживать себя в хорошей спортивной форме, в противном случае за ней просто не уследишь. Неизменно приходится бежать, ловить, хватать… Но у меня выработалась мгновенная реакция! Я стараюсь водить ее везде.

В моем детстве всегда была рядом моя бабушка Мария – мамина мама. Она и с Сашей проводила большое количество времени… на данный момент мои родители живут в Германии, мама Тиграна на лето уезжает в Ереван и возвращается на зиму в Москву. Тогда и видится с внучками.

– Я все пологаю, что в отечественном беседе не так… Алена, вы же бросили курить!

– Я же весьма долго курила, позже кинула. Не курила пять лет. И вот снова начала данной зимний период.

– Из-за чего?

– Ничего особого не случилось! В какой-то момент начала позволять себе одну сигарету, другую. Думается – ничего ужасного! Я же не курю, я , некоторый элемент тусовки. Но в конечном счете существовать раздельно с сигаретой не получается. Я нормально себя ощущаю, курение мне совсем не мешает. Не смотря на то, что осознаю, что в обязательном порядке кину.

А вот в то время, когда – не знаю.

– Для вас было не сложно избавиться от данной привычки?

– Полностью. Причем я не пользовалась запасными средствами, легко у меня было желание. в один раз я поймала себя на мысли, что курение прекратило приносить мне наслаждение. «Для чего ты куришь? Для чего тебе это нужно?» – стучало в моей голове довольно продолжительное время. Я всегда ощущала чувство вины.

Позже отправилась к родителям в Германию. Они не курят, в местных ресторанах с этим делом также достаточно сложно – необходимо куда-то выходить, тратить время… Выкурила я несколько сигарет на улице и поразмыслила: «Может, это тот самый момент, в то время, когда нужно кинуть?»

– В отличие от многих ваших сотрудников вы эту привычку не скрываете.

– Я не лицемерю, это совершенно верно. А позже, я не занимаюсь созданием некого образа, которому следую везде, включая туалет и кухню. У меня имеется профессия и имеется личная жизнь.

Разве мое курение может сделать меня хуже либо лучше? Либо, встретившись со мной с сигаретой, кто-то срочно последует моему примеру? Я же не рок-звезда, дабы мне подражать!

– «Моя настоящая судьба началась в 28 лет». Вы что имели в виду?

– Я наконец почувствовала себя взрослой. Всецело сформировалось отношение к миру, к себе, к людям, появился некоторый внутренний баланс. До этого я себя страшно злила – снаружи, внутренне, опытная сторона меня не устраивала… Это не означает, что я лежала на диване и упивалась собственными страданиями- метаниями.

Неудовлетворенность собой нормально сосуществовала с учебой, работой, рождением ребенка. Данный перелом не произошёл прямо в сутки моего 28-летия. Приблизительно по окончании 25-ти я стала той Аленой, с которой вы говорите.

До сих пор я чувствую себя в этом возрасте.

– Возможно сообщить, вы стали совершеннолетней… Вы превосходно выглядите. Говорят, большое количество времени проводите в спортзале.

– Все лгут! Я занимаюсь дома на беговой дорожке. Ходьбе, медлено переходящей в легкий бег, я посвящаю не меньше часа два-три раза в неделю. И вдобавок я занялась йогой. Отыскала инструктора, которая приезжает ко мне к себе. в один раз мне надоело проводить в дороге больше времени, чем продолжается сам урок.

Два часа стоишь в пробках, опаздываешь, в мыле прибегаешь в зал и медлительно садишься сложную позу, дабы верно подышать… Меня хохот разбирал от нелепости обстановки. Исходя из этого на данный момент я занимаюсь дома, и мне прекрасно. Все начало тянуться и подниматься, поясницы не болит.

– Вам не скучно бегать?

– А я совмещаю два занятия сходу – бегаю и наблюдаю фильмы. «Двенадцать лет рабства» кстати, мне совсем не пришолся по нраву. Таковой неинтересный, да забудут обиду меня киноакадемики, присудившие ему «Оскар»! Но бегать под него превосходно. А вот фильм «Класс коррекции» произвел на меня сильное чувство.

Всем настоятельно советую – это весьма хорошее кино!

– А как вы относитесь к запретам в кино?

– Двояко. Мне думается, нереально добиться правдоподобия, в случае если все храбрецы будут стерильны. Представьте, что вам показывают фильм про наркомана, что говорит на фактически чистом литературном языке… Ерунда какая-то!

Иначе, голые тела и нарочитый мат – довольно часто употребляются в конъюнктурных целях. В этом смысле мне нравятся американские сериалы. Как раз сериалы, а не полный метр. Американцы стали делать легко потрясающие вещи, в которых имеется все.

Но так как это не стало причиной катастрофическим последствиям!

На съемках фильма «Начало осени» 

– Про собственную домашнюю судьбу вы рассказываете так: «Я не стою на баррикадах. Я не осознаю, в то время, когда говорят, что семья – это постоянный труд». Но вот видятся два различных человека, любой со собственными привычками, каковые в один раз начинают злить.

Как быть?

– Совсем совершенно верно одно – запрещено никого переделывать-перевоспитывать. На мой взор, семья – это подстраивание приятель под приятеля. А позже, с возрастом как-то легче делается. Ты же растешь, умнеешь… С Тиграном мы стали жить совместно, в то время, когда мне было 23 года.

Так что у меня была возможность основательно определить супруга. За время совместной судьбе мы выучили друг друга, я смирилась с тем, что запрещено в нем поменять, да и он уже не пробует меня переделать. Для меня это не труд, совместный путь, на котором видятся сложности и разные преграды.

Что-то приобретается, а что-то теряется.

– Кто делает первый ход, в случае если внезапно появляется конфликт?

– У нас нет таковой неприятности. Все обычные, адекватные люди.

– Вас именуют радостной семьей…

– Да, за исключением того, что мы с Тиграном расстались. Произошло это зимний период, но, как видите, мы не пользуемся данной обстановкой для пиара, не желаем поднимать шумиху и приводить к ажиотажу. Честно говоря, комментировать эту обстановку не желаю.

Так происходит в жизни, от этого никто не застрахован, кроме того люди, прожившие совместно столько лет.

Разговаривала Анна Абакумова

Просматривайте кроме этого:

Алена Хмельницкая: «В семье принципиально важно идти навстречу друг другу»

Алена Хмельницкая играется одиночество

За полчаса до весны 1 и 2 серия — Мелодрама | сериалы и Фильмы — Русские мелодрамы


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: