Алексей воробьев: «надеюсь, я искупил свои грехи»

Алексей Воробьев: «Надеюсь, я искупил собственные грехи»

Он появился мертвым из-за халатности докторов и чуть не погиб в важной аварии. Будущее хранит Алексея Воробьева, но лишь ли чтобы он стал звездой Голливуда?

Легко пахарь

– Алексей, ты везучий человек?

– В обязательном порядке! Но только в том случае, если я хорошенько вкалываю. Моя фортуна не распространяется на «легкую добычу»: выигрыш в казино, карты – по большому счету на все азартное.

– Пробовал?

– Само собой разумеется! Но итог один – проигрыш! Я много лет игрался в футбол, исходя из этого мне близка спортивная терминология. Так вот, имеется футболисты, каковые, что именуется, могут выясняться в необходимое время в нужном месте – мяч сам их находит.

Мне же постоянно приходилось жестко бежать, успевать в крайнюю точку, прыгать и в падении сохранять надежду долететь до мяча и попасть в ворота. Так что я не счастливчик, а пахарь. У меня на руке имеется татуировка «Слава в руках труда», которую я набил в 21 год, всецело поняв суть этих слов Леонардо да Винчи.

Они стали моим девизом.

– У тебя были обстановке, в то время, когда ты, фигурально выражаясь, успевал забить гол на последних секундах?

– Представь, приезжаю я, 17-летний тульский паренек, на кастинг шоу «Секрет успеха». Лишь начинаю петь, как меня прерывают: «Приходи на следующий день». Я возвращаюсь в Тулу, а на следующий сутки в шесть вечера вхожу в помещение, где сидят два человека.

Одна песня, вторая… «Ну, все нормально… Но у нас таких уже много», – говорят они, перекладывая мой профайл в огромную стопку лузеров. Я осознаю, что по окончании этих слов обязан развернуться и резво топать на вокзал, но нежданно для самого себя говорю: «Заберите меня! Вы не пожалеете, я вам обещаю!» Что имел возможность по­давать слово я – юноша, у которого отец трудится то охранником, то водителем, а мама – домохозяйка, воспитывающая троих детей?

Нужно мной сжалились! Позже пошло как-то легче: через час меня позвали в зал, где были камеры, члены жюри, и все зависело уже лишь от меня…

Алексей воробьев: «надеюсь, я искупил свои грехи»

С Максимом Авериным на съемках фильма «Беглецы»

– Откуда у тебя такая тяга к знаниям? На «ботана» ты не похож…

– Может, это привычка? Я отвечу так: втянулся. Началось с музыкалки. Я стал играть на аккордеоне в шесть лет, а в шесть с половиной имел наглость сообщить родителям, что мне это надоело.

На что папа мне сообщил: в случае если на данный момент кинешь, то вся предстоящая твоя жизнь будет развиваться по такому же сценарию. Взялся – держи слово!

– Не весьма убедительно для мелкого мальчика!

– Согласен. Но был один нюанс: вместо родители по­давали слово наблюдать сквозь пальцы на мои удачи в общеобразовательной школе.

– Вот это контракт!

– И я его честно выполнял. Исходя из этого заявить, что я не хорошо обучался, – это ничего не сообщить. Я не знал ни черта! Имел возможность вытворять что угодно на уроках, основное – дабы своих родителей не вызывали на ковер.

Переводят меня в следующий класс, и превосходно! Но я стал важным музыкантом, побеждал в российских и интернациональных конкурсах.

– Для Гнесинки аттестат не был ответствен?

– Полностью. В подобного рода заведениях на такие документы мало обращают внимание, основное – профессия. В остальном – подтянут, посоветуют, окажут помощь.

Так вот, в результате усиленной учебы в музыкальной школе я не обучился кроме того столбиком дробить.

– Как же ты живешь?

– А из-за чего нет? Я усваиваю лишь те знания, каковые мне понадобятся в жизни. И в случае если начинаю чему-то обучаться, то становлюсь страшно въедливым.

На пример, когда меня начали приглашать в кино, я поступил в Школу-студию МХАТа, позже одну за второй окончил две американские актерские школы. Человек должен быть специалистом, в противном случае всю землю упадёт.

– Но Школа-студия МХАТа не то заведение, куда легко попадают с улицы…

– Знаю. Как у меня дрожали ноги! Просматриваю басню «Волк, лиса и серна» и от беспокойства начинаю загонять себя – беру дикий темп.

В середине успел матюкнуться, но продолжил просматривать, по окончании чего Евгения Добровольская остановила меня, вынудив выдохнуть, успокоиться и начать опять.

– А они уже знали, кто ты таковой?

– Нет. Они так как люди театра и кино. В кино я успел сняться только единожды.

По­этому, в то время, когда я сообщил Евгении Добровольской: «Вы понимаете, мне нужно будет пропускать занятия в этом месяце, потому, что мы с вами снимаемся в одной картине», она очень сильно удивилась.

– Из-за чего родители решили готовить тебя к карьере музыканта, поскольку твоя семья далека от всякого искусства?

– Легко у моего старшего брата, что именуется, поперло на земле музыки. Действительно, он также был дикий трудяга-перфекционист. Как младший брат я все детство за ним повторял: он начинал играть на инструменте – и я также, он отправился в футбол – и я за ним.

Единственное отличие – бальные танцы: он кинул, а я остался, по причине того, что мне это страшно нравилось!

– А тебя мальчики в школе не шпыняли за бальные танцы?

– Да я сам имел возможность кого желаешь зашпынять!

– Драчун был?

– Еще какой. Лишь лет в 13 смирился наконец с прозвищем Воробей: осознал, что в футбольной коман­де по-второму никак. Отец научил: в случае если дают прозвище, значит, не уважают.

– Отец для тебя был авторитетом?

– Непременно. Он постоянно говорил, что собственные права необходимо отстаивать. хороший пример. Я пришел в новую школу в пятый класс.

Нас 38 человек, добрая половина из них – мальчишки. В первый сутки никто со мной не общается, наблюдают косо. Дома получил от папы совет: «Сынок, все легко. на следующий день выбираешь самого здорового и любым макаром делаешь так, дабы с ним подраться. Победишь – молодец, нет – все будут знать, что ты не робкого десятка».

На следующий сутки, проходя на протяжении парт, толкаю в пояснице самого громадного мальчишку. Он не осознаёт, в чем дело: день назад же я был обычным! На перемене мы вышли, и я двинул ему кулаком для вида.

– Контакт наладил?

– Да, позже я его защищал, он был лучшим юношей. в один раз загнали его второгодники в круг и стали толкать. Я зашел в круг и его вывел. На следующей перемене вся эта компания пришла по мою душу. Было нужно кликать на подмогу старшего брата.

Мы с ним были настоящая банда. Ценить друг друга нас также папа научил. Не обращая внимания на то что он всегда был на работе, получал деньги, время нам старался уделять неизменно. Приходил вечером и говорил истории, каковые с ним случались на дороге. По одной же из его историй мы сняли сравнительно не так давно картину «Беглецы». Как-то отца подрезала машина «Нива» с столичными номерами, он не имел возможности ее догнать, но светофор решил дело в его пользу.

Мужчина опускает стеклышко и говорит: «А что такое, фактически, произошло?» Ну отец и на­учил культурно вести себя на дороге. Мой отец – наилучший! Он совершенно верно знает, что прекрасно, а что – не хорошо.

– Родители тобой на данный момент гордятся?

– Само собой разумеется. Сравнительно не так давно я взял на кинофестивале в Америке приз за лучший зарубежный короткометражный фильм. Мама от эйфории расплакалась.

– Из-за чего это произошло со мной?

– А ты не забываешь момент по окончании аварии, в то время, когда в первый раз понял, что с тобой случилось что-то страшное?

– На вопрос «Что со мной?» в ответ услышал: «Ушиб мозга». Родные скрывали от меня диагноз. Позже правда выплыла наружу: широкий инсульт.

До этого момента казалось, что ежедневно приносит улучшение, что на следующий день по большому счету все будет превосходно. И внезапно решение суда: 50 процентов правой доли мозга мертвы, и это окончательно! Через пара недель мы шли с врачом по коридору и заметили сидящего за столом женщину врача и молодого-мужчину, которая протягивала ему яблоко. «Apple», – сказала она, а он в ответ лишь мычал… Тогда мой врач сообщил: «взглянуть на себя!

Тебе ». Я не имел возможности спеть кроме того одну ноту, по причине того, что связки не слушались, прекратил ощущать боль. На Всевышнего я больше не сохраняю надежду.

Мне думается, что Он ожидает от человека готовности подняться и идти дальше.

– Может, это и имеется помощь?

– Вероятно… Я прекратил верить в Бога, но совсем совершенно верно Он верит в меня… Весьма долго я пробовал отыскать ответ на основной вопрос: «За что?» Так как у любого события имеется собственные обстоятельства. Где я совершил что-то не так? Он не дал мне ответа. Тогда я начал работать в два раза больше. Каждому человеку отпущено определенное время, и нужно успеть все. Я так как также без дублера прыгал с крыши 16-этажного дома и думал, что всю землю у меня в кармане, уж со мной совершенно верно ничего произойдёт.

А позже часами пробовал надеть носок, что никак не поддавался. Мне казалось, что я смеюсь, а у меня по лицу текли слезы. Данный хохот весьма близок к тому, дабы пойти и выпрыгнуть из окна, по причине того, что вещи, каковые никак не смогут случиться с тобой, почему-то происходят…

– А как мама все это перенесла?

– Она приехала ко мне через полтора месяца, в то время, когда я уже был более-менее в порядке. Врачи заявили, что мой случай – один из тысячи, что, благодаря здоровью и молодости, а кроме этого тому, что ни при каких обстоятельствах не употреблял алкоголя и наркотиков, мой организм восстановился достаточно скоро. Мне не хотелось огорчать маму – она встретилась со мной уже прилично говорящего, смеющегося, самостоятельно передвигающегося.

– А на данный момент ты машину водишь?

– Никакого страха не осталось, к тому же тогда не я был за рулем. Я и трюки могу сам выполнять, но, само собой разумеется, сейчас лишь надёжные.

– Где на данный момент твой дом – в Москве либо в Лос-Анджелесе?

– Тяжело сообщить… Возможно, мой дом в том месте, где моя работа. У меня нет ностальгии. Нет, обманываю: время от времени в Америке скучаю по пельменям. Кошмар как желаю! Исходя из этого в России отрываюсь по полной! Я знаю, где меня постоянно ждут: это дом моих своих родителей. Возвращаясь к себе в Лос-Анджелес, первое, что делаю, – не чемодан с одеждой разбираю, а включаю комп. Устанавливаю собственную студию, куда могу зайти среди ночи, сесть и начать писать музыку.

Либо монтировать кино. Одиночество меня не тяготит, напротив, разрешает заняться творчеством.

– Сообщи, как тульский юноша, не зная английского, взял возможность сниматься в Голливуде?

– Все легко. Сперва выучил язык. А позже мне дали шанс сделать пробы к фильму. Сравнительно не так давно я снял селф-тейп для сериала ABC Unstrong, так на площадке позже актеры, операторы и осветители из рук в руки передавали телефон, удивляясь: все придумано, смонтировано – как в будущем кино. Плюс в финише у меня начинал звучать «саундтрек».

Совершенно верно так же я снимал пробы для «Города грехов — 2» Родригеса. Поставил свет, как в фильме, посадил двух персонажей: один – я, а второй… также я, смонтировал и сделал цветокоррекцию в стиле Родригеса. Продюсеры обалдели! Меня утвердили.

А позже авария – и все надежды разом упали. Приехал я к ним на площадку, в то время, когда все практически уже было снято, посидел несколько мин. в кадре. Мне посчастливилось заметить, как все это делается: актеры, стол, стул, две кружки, а в итоге – громадное нарисованное кино.

Примечательно, что у них на площадке немыслимая тишина, говорят лишь режиссёр и актёры. Они как будто бы концентрируют около себя воздух. А еще тратят немыслимое количество денег.

Страно: две камеры у Кэмерона берутся в аренду за сумасшедшие деньги, поскольку снимается не просто 3D, а крутое 3D. И любой занят своим делом. В перерывах интересовался работой оператора: пробовал осознать, для чего крутят фокус, меняют объектив, из-за чего свет теплый либо холодный? Позже я так же сидел с монтажером.

Но сейчас мне никто не нужен, дабы реализовать задуманное.

– И в то время, когда рассчитываешь порадовать нас полным метром?

– Думаю, не так долго осталось ждать. В Америке у меня лежит заявка на фильм. Это будет криминальная комедия – то, что я больше всего обожаю.

– Ты в начале заявил, что в то время, когда не достаточно сил, то вспоминаешь слова Леонардо. И довольно часто сил не достаточно?

– Весьма редко. Время от времени не редкость не легко, в то время, когда, как на данный момент, простынешь, но это вследствие того что не я – мой организм устал. на данный момент отправлюсь в Лос-Анджелес, к океану.

Но через дня два утомлюсь уже от отдыха. Для меня работа – настоящий кайф.

Разговаривала Анна Абакумова

Собственный Чужой Сын. 3 серия. Сериал 2016. Star Media. Мелодрама


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: