Александр волков: за сериал «верь…

Александр Волков: за сериал «Верь мне» поставил бы себе два с плюсом

День назад на Первом завершился показ мелодраматического сериала «Верь мне». Александр Волков, исполнитель роли Макса, любезно ответил на вопросы отечественного обозревателя.

Не знаю, кто в том месте говорит, что у Александра Волкова сложный темперамент… Это легко как в ветхой рекламе: «Не обожаю я кошек…» — «Да ты просто не можешь их готовить». Другими словами не каждый сможет по преимуществу оценить актера, что не гонится за славой и открыто высказывает собственную позицию. Несложнее назвать человека скандалистом, чем выслушать его и осознать. Не смотря на то, что с правдой неизменно так: ее и слушать, и сказать опасаются.

хороший пример — персонажи сериала «Верь мне», где Александр сыграл ключевую мужскую роль — Макса. Исходя из этого актер и не согласен с жизненным кредо собственного храбреца. Но, обо всем и по порядку — в интервью с Александром Волковым.

— Новый сериал, в котором вы снялись, именуется «Верь мне». А вам довольно часто приходилось в жизни сказать эти слова? В случае если да, то при каких событиях?

— В далеком прошлом это было. В последний раз — в то время, когда делал предложение тогда еще собственной девушке, а сейчас жене. Давал слово ей другую жизнь — не такую, как имеется на данный момент. И она поверила — мы уже 15 лет совместно.  Возможно, все случилось и не так,  как я сказал.

Но иначе, все кроме того лучше. А вот она мне ни при каких обстоятельствах не сказала: «Верь мне». И не оправдывалась.

По причине того, что я ни при каких обстоятельствах ее ни в чем не подозревал: мне в этом замысле (тьфу-тьфу-тьфу) как-то повезло. И понимаете, на данный момент я так очень сильно обожаю собственную жену, что кроме того в случае если что-то произойдёт, сообщу: «Тая, не желаю об этом знать!» 

Александр волков: за сериал «верь...

«Верь мне»

— Поведайте про съемки. Все прошло без задоринки и сучка?  Сценарист фильма Светлана Гольцман говорит, что вы абсолютно процентов Макс.

Как это удалось?

— Гладко у меня не проходит ни один проект: я пробую быть дотошным (в хорошем смысле этого слова) в собственной профессии. И мне, само собой разумеется, было самую малость сложновато оправдывать те поступки, каковые совершал Макс. По причине того, что я бы по-второму действовал: я бы меньше страдал, пробовал бы спасти ребенка, а не мучился по поводу измены жены.

Макс все-таки в этом замысле экзальтированная особа. Но так прописан образ. Мне было увлекательнее сделать его менее эгоистичным, зацикленным на себе.

Но тогда бы оказалась совсем вторая история. Вы понимаете, что мне не нравится в этом сериале? Это розовые сопли. Я пробую относиться к собственному творчеству и к творчеству вторых по гамбургскому счету (гамбургский счет — полностью беспристрастная, обычно кроме того нелицеприятная оценка произведений, объективно расставленные приоритеты, показывающие настоящую значимость того либо иного творения. – Прим. ред.).

И по гамбургскому счету я себе ставлю два с плюсом.

—Вы строги к себе…

— Да нет тут никакого кокетства. Я делаю и говорю так, как считаю нужным. Я уже взрослый мальчик. И мне уже возможно и необходимо сказать себе правду. Это не самоуничижение — это чтобы делать лучше, двигаться вперед и стать великим актером.

  А я желаю стать великим актером.

— А по этому гамбургскому счету какие конкретно из собственных работ в театре либо кино вы оцениваете на пятерку с плюсом?

— Вы понимаете, имеется такая поучительная история. Один актер задаёт вопросы приятеля: «Ну, как я тебе?»  А тот ему отвечает: «Спектакль нехорошей, но ты в том месте весьма оптимален!» Я пришел ко второму, в то время, когда на собственный вопрос: «Ну, как я тебе?» приобретаю ответ: «Мне понравился фильм, но ты в том месте не весьма».  Мне принципиально важно на данный момент поведать историю, мне серьёзна команда, с которой я тружусь.

Считаю, что заслужил четверку за спектакль по книге Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки» — вот он, данный спектакль, именно совпал и по этим двум пунктам. А в кино оценку «прекрасно» я поставил бы себе за роль Россомахина в фильме Валерия Ивановича Ускова «Дело следователя Никитина». Все остальные сериалы на пятерку с плюсом не тянут.

Понимаете, как говорят: бороться с совокупностью безтолку, но бороться с ней нужно. Исходя из этого я . Для меня ответственна драматургическая составляющая материала. Нереально словами Колобка сыграть Гамлета — это и не нужно.

Но в любом случае нужно стараться честно делать собственный дело, обожать и уважать публику.

— Но правду неизменно сложно отстоять. Вам не приходилось обосновывать собственную правоту на кулаках?

— Нет-нет. Меня не интересуют интриги, дискуссии, кто с кем, куда, чего… Это всё . Неизменно пробую защищать свою точку зрения лишь творчеством.

От некоторых продюсеров слышал: «Да ладно тебе, пипл хавает…» Это не «пипл» — это отечественные дети!

За кадром сериала «Возвращение Мухтара»

— Это весьма верная позиция, но перечить продюсерам… Мне думается, вы рискуете.

— Да мне уже заявили, что я попаду в тёмные перечни. На что я ответил: «Я буду сниматься. И понимаете из-за чего?

По причине того, что сильно этого желаю!» У меня имеется внутренний принцип: кроме того, что ты актер, ты еще должен быть личностью. И в то время, когда получается «обратка» (а она, не редкость, случается) корона время от времени вырастает. Тогда я даю себе сильно по макушке. Многие этого не знают. Актеры на данный момент самую малость измельчали: мы опасаемся утратить работу. Ясно, что деньги никто не отменял. У меня у самого трое детей, и их нужно кормить, поднимать.

Но у меня принципиальная позиция: я ни при каких обстоятельствах не буду ставить материальное во главу угла, по причине того, что тогда не смогу ничего дать своим детям, кроме денег, не смогу их воспитывать как личности.

— Кстати, а как вы воспитываете собственных детей? 

— Я пробую быть честным. У меня трое детей, и я до сих пор не знаю, как их воспитывать. Дочка Саша у меня одна, средний сын Николай — второй, Гошка — вот тут, рядом, на стульчике кушает (я говорю с Александром дома.

И сейчас он не просто Александр – актер, он еще и отец, что присматривает за своим младшем сыном. – Прим. Корр.). Заставляю их просматривать, поскольку книги — это та база, те эмоции, те краски, каковые нужны человеку.

Я сам начал просматривать достаточно поздно, и весьма этому рад. По причине того, что считаю, что не нужно преподавать Федора Михайловича либо Льва Николаевича в 14 лет — дети ничего не осознают. Имеется другие красивые авторы для этого возраста: Куприн, Шукшин, Зощенко… Нужно быть несложнее, дабы не отбить любовь к знаниям.  Они на данный момент бегают от этих книг, как линия от ладана. Вот я и пробую бережно  на своем примере все растолковывать. Санечка на данный момент стала большое количество просматривать.

К примеру, я не смог прочесть Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом». А она смогла. Такое вот поколение — более твёрдое.

Я до сих пор, в то время, когда слышу песенку Мамонтенка из мультипликационного фильма, плачу, а они говорят: «Пап, ты чего?» Не знают моих переживаний. 

— Пример подаете?

— Само собой разумеется, по причине того, что нереально чему-то научить, если ты сам так не делаешь. Дети видят, что папа и мама не «бла-бла-бла», а оказывают помощь вторым.

— А вы ругаетесь матом?

— Ругаюсь. Но не чтобы кого-то обидеть, а дабы продемонстрировать ту боль, желание и рвение что-то сделать. Ругаюсь, в то время, когда нужно хлестануть. В этот самый момент дело не в мате, а в принципе. Это лишь борьба за творчество: дабы меня не съели, дабы мне не скурвиться. Я ненавижу белых и пушистых — их нужно в солярий и побрить.

Лучше быть искренним пошляком, чем лицемером и ханжой. 

У меня весьма хорошие родители. Но тогда время было второе. Мое поколение по большому счету какое-то выброшенное. Мы и не пионеры, и не тинейджеры: выросли на рубеже. И нами никто не занимался.

Исходя из этого то, как я воспитываю собственных детей, — мне просто так интересно, я так желаю.

— А как вы учите детей противостоять несправедливости? В случае если это и не мат, и не с кулаками…

— Я постоянно говорю, что по судьбе они все будут  решать сами. Даю предупреждение их, что если они будут распихивать локоточками себе путь (как у Высоцкого: «путь прорубая отцовским клинком, ты соленые слезы на ус намотал»), то постоянно будет больно, но это будет честно и благородно. Неизменно ответственна не цель, а путь к ней. Цель может изменяться в жизни тысячу раз. Но идти к ней все равно нужно, и идти нужно честно. Я не буду их переделывать. Легко поведаю, как сам поступил бы на их месте.

А поступил бы, как в книге «Моя борьба». Кстати, весьма умная книга: «Бороться я могу только за то, что я обожаю. Обожать могу только то, что я уважаю, а уважать только то, что я, по крайней мере, знаю».

Исходя из этого сначала выясняем, после этого глубокоуважаем, позже любим.

— Ваша супруга Таисия поддерживает вас?

— Вы понимаете, она у меня великая. И это не просто слова: она как раз Ве-ли-ка-я Дама. Жить с таким сумасбродом, само собой разумеется, сложно, но, возможно, она все равно радостна. Мы с ней уже 15 лет совместно.

Всякое не редкость. И ссоримся также. Как Оскар Уайльд сообщил: «Самые кровавые сцены происходят в той семье, где люди обожают друг друга». Вот у нас все так. Легко она меня сильно обожает, уважает и борется за меня. И я стараюсь не подводить ее.

Не смотря на то, что не без косяков, честно говоря.

Александр Волков в роли доктора Игоря Гриценко (сериал  «Обручального кольца»)

— Помогаете жене по дому?

— В обязательном порядке. Я весьма обожаю готовить, у меня неизменно в квартире чисто. Стараюсь кроме того в домашнем хозяйстве отыскать гармонию. Но в случае если мне не хочется мыть посуду, то я ее не мою.

Мы не можем быть радостными. Весьма сложно отыскать счастье, встретиться с ним. Нам несложнее на крест.

Ходим как слепые котята.

— Вспомните, что сравнительно не так давно сделало вас радостным? 

— На  премьере спектакля «Как одурачить государство». На сцене я игрался так, как желал, и убедил всех собственной игрой, что имею на это право. И день назад был радостен, в то время, когда нащупал, как играться собственного храбреца в сериале «Участковый».

Я радостен, что это пришло, значит, я гениальный актер, и Боженька мне помог.

— Прекрасно, это Александр Волков — актер. А как человек, в то время, когда вы были радостны?

— Счастье, в то время, когда у детей все прекрасно, в то время, когда они не болеют. В то время, когда Гошка не капризничает, в то время, когда он радуется. Понимаете, эти моменты проступают сами собой. Их сложно растолковать. Вот ты лежишь на диване, наблюдаешь телевизор. Вот супруга прошла.

И как щелкнет в:  «Бум! Я самый радостный человек на свете!» Как аура пронеслась: «Я самый радостный человек! У меня имеется работа.

У меня имеется семья». Действительно, позже это осознание забывается  в круговороте дел.

В то время, когда я, целый в собственных заморочках,  спускаюсь в метро, вижу человека без ног, к примеру, и сам себе говорю: «Саня, ты о чем?! Руки, ноги, глаза — все у тебя имеется. взглянуть на него: он в собственном состоянии может радоваться.

А ты…». И сейчас я ощущаю себя тварью, даю себе по жопе и начинаю дальше разруливать по данной жизни.

— Вы заявили, что смотрите телевизор. Каким взором вы оцениваете все, что происходит в том месте, — актерским либо зрительским? Это так как громадная драма — замечать все и видеть ляпы?

— На  отечественном телевидении мне по большому счету ничего не нравится. Возможно, мне запомнился лишь сериал «Ликвидация». Другое — все никак, по причине того, что это слив, все в лоб. Я сравнительно не так давно взглянул фильм «Кэнди» с Хитом Леджером.

В том месте легко очень способная финальная сцена. К храбрецу Хита, наркоману, приходит его женщина, которая излечилась от данной зависимости. Он осознаёт, что сломает ей жизнь, и отрекается от любви. Она уходит, а он берет бутылку (он трудится в ресторане), садится за стол, наливает в стакан белую жидкость и выпивает. И мы понимаем, что это уксус — и это финиш. И вот в чем гениальность: в отечественном бы кино написали маркером «Уксус».

А не нужно ничего писать — и без того все ясно, несложнее нужно.

Программы — также негромкий кошмар. Меня приглашают, но я не хожу. Все это легко такая неискренность: берутся  темы, на которых нельзя спекулировать. Покричали в эфире,  рейтинги подняли — и все, забыли тут же по окончании 21:00. Не нужно так делать телевидение.

Я  не знаю как, но точно не так.

С женой Таисией 

— В каких новых проектах мы вас заметим?

— В скором будущем до тех пор пока что в одном проекте — в сериале «Участковый». И в театре премьера. Еще репетирую спектакль, но пока не желаю о нем говорить. Я постоянно жду хорошее кино. Всё так как приходит своевременно для тех, кто может ожидать. Вот и я ожидаю, пробую готовься к этому. Дабы, в то время, когда у меня покажется данный шанс, я его смог воплотить.

Самое ответственное — идти вперед и обожать театр и кино в себе больше, чем себя в них. Вот с этим я пробую жить. И, в принципе, я радостный человек.

Анна Прищепова 

Верь мне. Сериал. Серия 1 из 8. Феникс Кино. Мелодрама


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: