Александр и михаил ширвиндты: торжество генетики

Михаил и Александр Ширвиндты: торжество генетики

Известный актер Александр Ширвиндт неизменно иронично отзывался о себе как о воспитателе и осознавал, что вряд ли избежит тут неточностей, исходя из этого философски относился к шалостям единственного отпрыска. Но сейчас может в заведении Михаила Ширвиндта «Семь сорок» рассчитывать не только на стакан воды.

Тяжёлый ребенок

– Александр Анатольевич, как вы смотрите на то, что Миша возвратился в ресторанный бизнес?

– В случае если неизменно от всего отговаривать, то ребенка возможно и утратить. Сущность взаимоотношений с детьми – постоянное умиление их действиями, начиная с первых шагов.

– Вы даете сыну рекомендации?

– Да, но их никто не слушает.

– Но сейчас вкусно покушать возможно не только дома.

– Да. В случае если пускают и нет аншлага, то разрешают доесть за кем-нибудь из богатых визитёров (смеется).

Александр и михаил ширвиндты: торжество генетики

«В отечественном ресторане все по-домашнему»

– А у вас имеется любимые блюда в ресторане сына?

– Я весьма обожаю барабульку, обожаю драники. В то время, когда Антон Табаков ко мне прекрасно относился, в ресторане «Штольц», что они открыли вместе с Мишей, специально для меня делали чечевичный суп. Но тут этого не дождешься.

– А из-за чего я не вижу в меню известного омлета от Ширвиндта?

М.: Мы подумаем.

А. А.: Омлет – это мой менталитет, я больше ничего не могу. Действительно, могу еще разогревать и делаю это прекрасно. Я по большому счету г…ед.

Не вследствие того что жаль тратиться на еду, легко для меня наилучшее – расстеленная на капоте газета, а на ней колбаска, свежий батон, пластмассовые стаканчики.

М.: Я сам не обожаю дорогие рестораны – это не моя тусовка.

– Александр Анатольевич, а вдруг без шуток: вам не жаль, что Миша больше не работает на телевидении? С его знаниями, чувством и опытом юмора…

– Мне бы хотелось встретиться с ним в качестве ведущего. Они с сотрудниками до тех пор пока в поиске.

«От беленькой сейчас, пожалуй, откажусь»

– Миша, ты достаточно скоро ушел из театра. Ты осознал, что это не твое?

М.: Первое время, года три, в «Сатириконе» мне было прекрасно. Позже мы с Сергеем Урсуляком параллельно занялись эстрадой. Позднее Сережа начал снимать кино, а я пробовал его продюсировать, но не сложилось.

А. А.: Кстати, Мишу из «Сатирикона» никто не выгонял. В то время, когда начала вырисовываться возможность остаться легко малоизвестным артистом, он ушел сам.

– Миша, а из-за чего ты отправился в артисты, если не горел этим?

М.: Я был этаким пофигистом. Мне казалось, что обучение в театральном станет «легким жанром». Была и еще обстоятельство: из меня имели возможность сделать архитектора. По маминой линии все, впредь до моего прадеда Семенова– главного архитектора Москвы, этим занимались.

Но я совсем не имел возможности рисовать. Мне казалось, что ходить по сцене будет несложнее. Ничего аналогичного: та же учеба, что и в Университете сплавов и стали.

А. А.: Вот все удивляются, из-за чего процентов восемьдесят актерских детей идут в театральный. А что необычного, в то время, когда они с молоком матери впитали эту воздух? В то время, когда к ним к себе приходят все самые-самые, из-за чего они внезапно отправятся в фармацевтический университет? Уже повзрослев, начинают задаваться вопросом, имеет ли это суть.

А первый позыв – само собой разумеется, в том направлении!

С любимым Гошей

– Мишина учеба доставляла вам неприятности?

– Не то слово! Доучились с большим трудом. (Со вздохом.)

– Вам довольно часто приходилось пользоваться своим служебным положением? К примеру, в то время, когда 7 ноября Миша с приятелями снял флаг с райкома партии?

– К сожалению, приходилось. То, что они совершили, в то время казалось такими диким, что кроме того друзья, каковые имели возможность оказать помощь, кивали, но ничего не делали. Его выгнали из университета, из комсомола, но могло быть и хуже.

Позже медлено вернули.

– Миша, а ты ни при каких обстоятельствах не чувствовал себя мажором? Не было снобизма, непомерных амбиций? Все-таки ты вырос в таковой семье…

– Что касается хвастовства, амбиций – все это было и, возможно, имеется. Но если ты с детства общаешься с людьми, многие из которых подлинные знаменитости, то твои амбиции ни при каких обстоятельствах не перерастут в звездную заболевание. Скорее, она свойственна тем, кто вышел, что именуется, из грязи в князи. Лишь на том основании, что в один раз сыграл в плохом сериале. Я вспоминаю собственных привычных из актерских семей – все они совсем лишены всякой звездности.

Например, Костю Райкина, что всю жизнь своим трудом пробует доказать, что заслужил право быть собой. Либо Маша Миронова – важная, умная актриса, в ней нет ни грамма снобизма. Миша Ефремов, Денис Евстигнеев, Антон Табаков такие же.

Александр Ширвиндт с внуками Андеем и Александрой на Валдае, 2010

– Знаю, что в юные годы и юности отец частенько на тебя покрикивал. Собственных детей ты воспитывал в той же манере?

М.: Мне не нужно было кричать – они все делали сами. К тому же я ни при каких обстоятельствах не был хорошим учеником, исходя из этого не имел права ругать детей за двойки. А вот легенда о папиной успеваемости жила в отечественном доме , пока классе в девятом я не отыскал его аттестат. В том месте была всего пара четверок, а остальные отнюдь не пятерки…

А. А.: Воспитание – это миф. Все заложено тут (показывает на голову). Уже на данный момент пишут, что имеет значение лишь генетика и ничего больше. Тяжёлый мальчик либо прилежный, отличник либо двоечник – непременно все равно станет тем, кем в нем заложено быть.

Если судить по тому, через что мы прошли с Мишей, я вижу, что в итоге побеждает генетика.

– Вы большое количество общаетесь с внуками. Как вам думается, отличие между поколениями у вас с Мишей и у Миши с детьми однообразна?

– Между мной и сыном отличие меньше. Все-таки на старте у нас были приблизительно равные возможности, да и строй был тот же. А у нынешних уже все имеется, они растут в иных условиях. Внуки хорошие, но это совсем другие животные.

Мои, возможно, и знают, что все это каменный век, но они вынуждены быть хорошими. И это время от времени видно.

А вот правнуки совсем еще мелкие – пока только радуют, а также умом. У нас с Эллой имеется такая игра – «пугалки»: мы скрываемся под одеяло. Это началось в два года, а на данный момент ей четыре. И вот сравнительно не так давно я говорю: «Отправимся пугаться», а она мне: «Ты взрослый человек. Совсем с ума сошел?» (Смеется.) Такая зараза растет, к тому же и хорошенькая.

Натерпятся они с ней.

«Правнучка Эллочка – такая зараза!»

– Вам не жаль, что внуки не выбрали актерскую профессию?

– Нет, это счастье!

Михаил Антон и Ширвиндт Табаков могут жить со вкусом

Привычка дружить

– Александр Анатольевич, вы как худрук с возрастом изменились?

– В театре диктат должен быть в обязательном порядке. Но актеры меня не опасаются.

– Вам сложно загнать актеров на репетиции, поскольку все же на съемках?

А. А.: Раньше не было для того чтобы безумного количества сериалов. И что я могу ответить актеру, в то время, когда он сетует, что у него нет квартиры, нужно содержать семью и без того потом? Задаю вопросы: «Для чего ты обучался? Имел возможность бы такую роль играться!» Кивает, и на этом все заканчивается. Так что репертуар составить – трагедия, а репетиции – по большому счету утопия.

Не смотря на то, что на данный момент и в кино кризис, исходя из этого кое-какие спохватились: «А что это мы ничего не играем?» А где вы, говорю, раньше были?

М.: Ну, не все так не хорошо. Например, дочь моего приятеля – превосходную актрису Сашу Урсуляк, которую я знаю с детства. Из молодых актеров она, на мой взор, лучшая.

Саша в нехороших сериалах не снимается, делает ставку на театр. До сих пор любой важный актер держится за театр.

– Ученые доказали, что человек чувствует себя радостнее всего в 20 лет и в 80…

А. А.: Человек, доживший до восьмидесяти, уже не помнит ощущений себя 20-летнего – ему думается, что было хуже. В 20 тебе думается, что все быть может, но всего приходится получать. А в 80 уже ничего не хочется, но все можешь.

Вот такие ножницы. Мне уже 80, как многим моим коллегам и друзьям. Все уже еле ползают, а ты не забываешь, какими они были…

И по большому счету, круг быстро сужается – практически никого не осталось. на данный момент у меня три трубки Янковского, четыре – Горина, две трубки Аркаши Арканова. Ожидаю остальные.

М.: Имеется возраст, на что ты сам себя чувствуешь, и возраст, на что тебя принимают окружающие. Время от времени они совпадают. Мне думается, что Ваня Ургант, к примеру, старше меня раза в три.

А моему товарищу Сереже Цигалю под 70, но раз в тридцать дней он ездит на мотоцикле в Коктебель, время от времени с собакой-волкодавом на заднем сиденье. Либо прилетает на сутки в Москву, а позже отправляется куда-нибудь в горы – в Узбекистан либо на Гоа. Не знаю, на какое количество лет он себя чувствует, но, по-моему, ему нет еще и 16.

Сережа – идеальный ребенок. Исходя из этого, по всей видимости, и выглядит так свежо, и в большой теннисе играется как заведенный. А вот моему приятелю Денису Евстигнееву по ощущениям 86, не смотря на то, что в компании он моложе всех – ему 54.

– А что для вас дружба?

А. А.: Во-первых, привычка. Все, что появилось в юности, тянется шлейфом. А во-вторых, это должна быть какая-то отдушина, дабы хотелось видеться. Но на данный момент уже ни с кем очень не хочется видеться. Всё, лимит исчерпан.

Чувств практически не осталось. Кстати, в компании я отличался тем, что обожал слушать. Все говорят о себе любимом – гениальном, посредственном, но все равно о себе.

Задают вопросы: «Ну, как дела?» Рот не успеешь открыть, как: «А у меня, ты знаешь…» – и покатилось. Кошмар!(Смеется.)

– Неясно, как раньше все успевали: и трудиться без перерыва, и общаться, фактически не расставаясь…

А. А.: Юные были, куражистые. И позже серьёзен предмет общения. Раньше он был в том, чтобы рвануть куда-нибудь, выпить, похулиганить, на ипподром сходить, на футбол, еще какое-нибудь хамство устроить.

И таковой кураж был лет до 55.

– Миша именно на данный момент в этом возрасте. В одной из ваших книг вы писали, что он может дружить. Мне думается, в этом вы схожи…

А. А.: Сережа Урсуляк, Денис Евстигнеев… – их круг, человек десять, держится стойко. К сожалению, пять лет назад умер  Рома Козак.

М.: Но и мы в последние годы стали реже видеться. Не смотря на то, что громадные праздничные дни, такие как Новый год, проводим совместно у Урсуляка. Помимо этого, приятели с наслаждением заглядывают ко мне в кафе.

Кстати, Урсуляк у меня справлял свадьбу Даши.

Собственной жене Наталье Николаевне Александр Анатольевич верен уже 58 лет

– Не считая умения дружить, у вас однообразное чувство юмора, вы оба не любите дорогие рестораны и пафос. А как обстоят дела с предпочтениями в одежде?

А. А.: Мне все равно, что надеть. Всю жизнь носил обноски. Сперва Андрюшка Миронов все вышедшее из моды сбрасывал.

Позже от Мишки, в то время, когда он был потолще и ему выдавали костюмы для ведения программ, также перепадало.

М.: Сейчас и я за папой донашиваю. А вот куртка, в которой он пришел, – моя: я ее папе для рыбалки дал. А он ее носит не снимая, кроме того к Путину в ней ходит.

– Миша, Александр Анатольевич, а чем вы отличаетесь друг от друга?

А. А.: Мне думается, Мишка намного сдержаннее, у него нет данной манеры открывать пасть по любому предлогу, в особенности дома. Это возрастное (смеется).

М.: С годами я стал менее терпимым, острее реагирую на несправедливость, говорить прямо . Само собой разумеется, живи мы в советское время, я бы на данный момент не пел петухом, а придерживался бы двойных стандартов. Так что дело не только во мне.

А. А.: А я, напротив, «хужею». Раньше был значительно категоричнее, храбрее и умнее. А в то время, когда запреты сняли, всего опасаюсь. Старость…

Разговаривала Марина Зельцер

Михаил Майзульс — Япония эры Мэйдзи


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: