Александр балуев. супермен, который…

Александр балуев. супермен, который...

Александр Балуев. Супермен, что не желает быть суперменом.

Александр Балуев, привычный телезрителям по сериалам «Совершенная пара», «Маросейка 12», один из самых снимаемых актеров среднего поколения. Он снимался у Кайдановского в «Жене керосинщика» и у Грымова в «Му-му», у Лунгина в «Линии судьбы» и у Кончаловского-младшего в «Затворнике», у Зельдовича в «Москве» и у Хотиненко в «Мусульманине», за что взял «Нику» и приз «Кинотавра».

Его два раза приглашали в Голливуд, где он снимался в фильмах Мими Ледер «Столкновение» и «Миротворец с пропастью», каковые шли с громадным успехом в отечественном видеопрокате.  — Саша, говорят, что ты способен сыграть любую роль?  — Да, мой диапазон не знает границ, сообщил я робко. А вдруг без шуток, я стремлюсь к этому. Слава Всевышнему, будущее мне подкидывает подарки. на данный момент я снялся у Аллы Суриковой в фильме «Совершенная пара».

Это радостная, забавная, милая история про двух превосходных аферистов. И основное — без всякого криминала.  — Да уж, перебор криминальной тематики в отечественном кино очевиден слепому…  — Ну само собой разумеется, это видно кроме того неумелым взором. Легко любой канал включай и наблюдай. Время от времени думается, что ты наблюдаешь какой-то один нескончаемый сериал про убийства. Кошмар!

И артисты переходят из одного сериала в второй одинаковые.  — Ты также внес в это собственную лепту. Да и по сей день снимаешься в роли авторитета в новом фильме Егора Кончаловского «Антикиллер»?  — Я дал согласие не из-за роли, а, по причине того, что это снимает Егор. А Егор — это личность, чего бы в том месте ни говорили о его рекламной деятельности, для меня, по крайней мере, это конкретно.

И само собой разумеется, это человек новой формации, весьма умный, современный. Что касается моей роли, то сказать о ней, как о каком-то новом этапе не приходится. По крайней мере, мне бы весьма хотелось, дабы на этом криминальная тема в моей биографии закончилась.

Парни, давайте остановимся, позволяйте снимать кино про любовь, про неприязнь, про измену.  — Ну да, с твоей-то наружность супермена так тебя и отпустят режиссеры «убойных» фильмов?  — Моя наружность совсем не соответствует моему самоощущению. Я ни при каких обстоятельствах не желал, да и не желаю играться никаких суперменов. Я для этого ничего не делаю, не качаюсь на тренажерах, не наращиваю мускулатуру.

Я стесняюсь раздеваться в кадре, по причине того, что у меня простая людская тушка со собственными недочётами. Другими словами, я себя под данный образ не подстраиваю, легко киношников, обычно, завлекают лишь внешние эти актера. А позже уже, кто поумнее, начинает копать глубже.

Повторяю, я радостен, что снялся в комедии Аллы Суриковой.  — Что необходимо снимать сейчас — трагедии либо комедии?  — Кино, в случае если сказать без шуток, это сказка. Она возможно ужасной, но все равно это сказка. Мы снимает отечественное отношение к настоящей судьбе. Но отношение к судьбе — это не сама жизнь. Это отечественный взор на какие-то неприятности, ситуации, людей.

Забери итальянских неореалистов. Они сняли пара картин «как в жизни» и пошли дальше. «Дорога» Феллини — казалось бы, сама действительность, а в какой праздник, в какую мечту он ушел от данной «Дороги». А мы как застряли в отечественной настоящей жизни, так и штампуем картину за картиной. Кино — это все-таки не копировальная фабрика, не переводные картины.

И зрителю хочется другого. Он лучше нас знает, что и как не редкость в жизни.  — У тебя — одного из немногих актеров российского кино — имеется «стаж работы» в Голливуде. Что он тебе дал?  — Мой небольшой опыт нужен лишь для меня. Он не для прессы, не для рекламы. Я не зазнался оттого, что я в том месте трудился. Ну, трудился и трудился, на данный момент Володя Машков в том месте снимался в двух либо трех фильмах. Это весьма хороший опыт для актера, помогающий осознать, что это такое и как это возможно.

Как, если ты трудишься, твоя работа ценится людьми. Я имею в виду не деньги, в противном случае, как человек начинает цениться в твоем лице. Само собой разумеется, у нас все по-второму, ничего этого тут нет. Океан, что нас разделяет, через чур глубок и широк, и те технологии перекинуть ко мне нереально. Но для себя я какие-то ответственные моменты отметил, и они мне дороги.  — Запрещено ли поподробнее?  — Во-первых, я сейчас знаю, что это большой труд. Они большие труженики.

Голливуд — это прекрасно отлаженный завод, производящий различную продукцию. Неправда, что они производят лишь боевики либо тщетные зрелищные фильмы. Да, и это также.

Но они производят и весьма хорошее кино. И не нужно сказать, что мы, русские актеры, берем нутром, какой-то глубиной. Ничего аналогичного! Они делают все то же самое. У них имеется люди, имеется средства и на такие опыты, и они на это вольно идут.

Я сам видел.  — А как тебе американцы? У нас с ними большое количество неспециализированного?  — По-моему, это полностью другие люди. Другими словами, физиология та же самая, но по параметрам, по сокровищам, по взаимоотношениям мы два различные полюса планеты. Причем не враждебно противостоящие друг другу, а просто различные — вот и все. Я не говорю, кто лучше, кто хуже.

Мне очень многое нравится у них, но совместить эти два полюса нереально, да и не требуется. И в кино а также. Мы не должны снимать такое же кино, как снимают они.  — Всевышний с ним с кино, а настоящая судьба тебе нравится?  — По-различному. Единственное, я могу заявить, что я не стою над чем-то. В случае если существуют неприятности у моей страны, у моей отчизны, которую я обожаю, в которой я живу и планирую жить дальше, то эти неприятности тревожат и меня. Я же не под колпаком живу. В то время, когда мёрзнут люди в Приморье — это чудовищно!

Мне стыдно сидеть в теплом доме, по причине того, что я знаю, что сейчас люди не смогут согреть детей. И я, к сожалению, ничего не могу сделать. В то время, когда я вижусь с какими-то государственный служащими, от которых очень многое зависит, я им говорю об этом. Но, возможно, сказать — это мало, нужно от них потребовать.

Мы все весьма инертные стали. на данный момент в том месте люди планируют объявить забастовку края — это нужно делать, по причине того, что в противном случае до государственныхы служащих не достучаться.  — В кино ты довольно часто совершаешь смелые поступки, а в твоей жизни имеется место подвигу?  — Ежедневно. При встрече с ГИБДД, при общении с государственный служащими любого ранга — это постоянно требует от человека мужества.

А вдруг без шуток, то, как и каждый мужчина, я обязан постоять за семью, заступиться за не сильный — это естественно.  — У тебя имеется семья, любимая дама?  — Да, у меня имеется семья. Супруга у меня полька, ее кличут Мария. Мы познакомились в Коктебеле, я в том месте снимался в фильме «Ричард Львиное Сердце», а она отдыхала.

С того времени мы совместно. Я ее весьма обожаю. Она мне сильно помогает в данной жизни. Кроме того если она на большом растоянии от меня, за рубежом, я с ней все время советуюсь. По всей видимости, я отыскал весьма близкого мне человека. И мне думается, что она также.

В то время, когда работы нет, то мы все время совместно.  — Где вы живете — в том месте либо тут?  — У нас в Польше имеется квартира, но в то время, когда я тружусь тут, то и живу тут. Болтаюсь туда-сюда под стук вагонных колес в «Полонезе». Либо она ко мне приезжает. на данный момент я выстроил дом неподалеку от Москвы, желаю по большому счету съехать из столицы и жить в том месте. И она, в общем, желает того же.

Но европейским людям все-таки тяжело сходу окунуться в отечественную деревенскую судьбу. Не смотря на то, что в том месте все обустроено, имеется все нужной, но однако… Попытаемся. Я желаю быть вместе с ней неизменно и как возможно продолжительнее.  — Так ты, выясняется, еще и однолюб, не обращая внимания на собственный имидж плэйбоя?  — Получается, что однолюб.

Ну, а что имидж? Имидж и имеется имидж. Его же создают люди, это, как бы, их чувство от объекта, но объект возможно не совсем таким, как им думается.  — В связи с феминизацией, женщин и отношения мужчин изменились. Психологи кроме того ввели такое понятие как «война полов». Что ты обо всем этом думаешь?  — Я как мужчина сообщу одно, дама сообщит второе. Само собой разумеется, эта неприятность имеется. Легко мы никак не можем обучиться осознавать, что мужчина — это мужчина, а дама — это дама.

Это две различных половины одного целого, и не нужно даме отдавать мужские функции и напротив. Все неприятности появляются лишь тогда, в то время, когда кто-то берет на себя не собственную функцию, которую, или не имеет возможности, или не должен нести. И от этого происходит конфликт. Нужно четко выяснить возможности и обязанности того и другого пола, и все станет на собственный место.  — А все-таки, как ты относишься к феминизму?  — Нормально отношусь, все дело в эмоции меры и во вкусе.

Мы также привыкли со своей мужской колокольни вычислять, что дама — приятель человека. Но дама — то же самое, что и мы, лишь в юбке. Если она видит себя политическим деятелем, то из-за чего она не может быть в политике? Либо из-за чего у нас дама не может быть, к примеру, военным министром, как в Норвегии?

По причине того, что нам думается, что это чисто мужская должность. Но это не верно. Дама эмоциональнее мужчины, она способна острее ощущать, сколько бед может принести бомба.

Это и уничтоженные дома, и убитые дети. И она тысячу раз поразмыслит, перед тем как отдать приказ о бомбежке.  — А ты можешь себя представить мужем военного министра?  — Я — нет. Я по большому счету не могу себя представить мужем какой-нибудь чиновницы. Вот не могу — и все. По причине того, что у меня особенное отношение к госслужащим.  — И «Наверное,» не весьма хорошее?  — Да, и они это заслужили.

Легко по каким-то отечественным встречам я сделал о них собственные выводы. Получается, что народ обслуживает эту чиновничью касту. А мы не должны их обслуживать, это они задолжали нам помогать, они отечественные слуги. Ну, так давайте, служите, дорогие мои.

Что-то я так завелся на государственныхы служащих…  — Давай поболтаем о более приятных вещах. Поведай о собственных самых броских детских впечатлениях?  — Я появился в районе Котельнической набережной, отец у меня офицер ВМФ. Позже мы продолжительно жили на Смоленке. Это была Москва, какой на данный момент уже нет. Сейчас молодежь тусуется в ночных клубах, а у нас вся жизнь проходила во дворах. И законы двора действовали весьма четко.

В том месте были собственные короли, собственные авторитеты, в хорошем смысле слова, не в уголовном. Не смотря на то, что уголовные авторитеты также были. Смоленка в мое время считалась весьма шпанистым районом, в том месте было большое количество ребят с криминальным прошлым, от которых прямо-таки веяло поножовщиной.

Так что и драться приходилось, и морду мне били — нормально. Другими словами, возможно, это было ненормально, но что было, то было.  — Патриархи кино показывают, что в кинорежиссуре нет смены поколений?  — Желают ветхие кинематографисты принимать молодежь либо не желают, но она имеется. Возможно, кто-то желал бы, дабы у нас было какое-то второе поколение, но у нас имеется такое, какое имеется.

Имеется Юра Грымов, имеется Егор Кончаловский — весьма броские личности, каковые мало чего опасаются, возможно, в силу отсутствия опыта громадного кино. Но это и прекрасно, это все нужно принимать с плюсом. Я, по крайней мере, принимаю это как раз так.  Легко мы все на данный момент поставлены в весьма ограниченные условия, к сожалению. Но я пологаю, что это пройдет, это должно пройти, не может быть у нас такое узко профильное кино.

В случае если по большому счету у нас будет кино, то оно будет различным. И я весьма надеюсь, что еще захвачу данный момент.  — Ты снимался у Александра Кайдановского в картине «Супруга керосинщика». Что дала тебе работа с этим режиссером?  — Кратко сообщить об этом весьма тяжело.

Это отдельная тема. Вот если бы мне какой-то журналист сообщил: «Саня, я желаю сделать интервью о нем», то я бы с наслаждением это сделал. По причине того, что он мне довольно много дал в понимании кино, в отношении к изображению в кино. Грубо говоря я, возможно, до сих пор живу тем, что мне дала отечественная встреча, так это полезно и не преходяще. Я не забываю какие-то его странности.

Не смотря на то, что мы мало общались и редко говорили по душам, по причине того, что он был весьма замкнутым и весьма умным человеком. Я просто не дотягивался до его понимания и уровня эрудиции вещей а также к этому не стремился. Легко знал, что я ему зачем-то нужен, и мне этого хватало.  — А, действительно, что, снимаясь в «Мусульманине» ты окрестился?  — Да, мне внезапно стало очень многое неясно и не легко. Я осознал, что что-то не так в моей жизни. Началось это еще на картине «Очищение» по Леониду Андрееву.

Я игрался в ней священника, и в то время, когда надел рясу, внезапно осознал, что не могу, не имею права это играться. Родные люди сообщили: «Знаешь, дело, возможно, в том, что ты некрещеный». Радостны те мелкие дети, которых крестят, в то время, когда они еще ничего не знают. Это в обязательном порядке нужно делать. Следующий фильм был «Мусульманин», и я сделал вывод, что мне без крещения запрещено.

Видно, наступил какой-то новый этап в моем людской развитии. К сожалению, я, хоть и верующий человек, но в церковных ритуалах разбираюсь слабо, исповедуюсь редко.  — А грешишь довольно часто?  — Стараюсь реже. В церковь хожу — , помолиться, даже если не знаешь молитвы, поставить свечку.

Само собой разумеется, это не решает всех неприятностей, но каким-то непонятным образом облегчает душу.  — От каких людских пороков тебе удалось избавиться?  — Ну, к примеру, я раньше весьма обожал выпивать…  — Вот как! И какому из горячительных напитков ты отдавал предпочтение?  — Как русский человек я весьма обожал водку. Но неспешно стал за собой подмечать, что я уже не знаю в этом удержу.

Как в том смешном рассказе: «Я собственную меру знаю, упал — значит хватит». Вот и я доходил до для того чтобы состояния. И в какой-то момент я сообщил себе: это не выход.

Как, знаешь, многие рок-музыканты говорят, что наркотики — это не помощь, а обманка. И я осознал, что это дело грубо говоря также обманка. А какое количество превосходных актеров, певцов погибло от алкоголя — Даль, Высоцкий… Это ужасная мерзость! И я сообщил себе: все, я больше это не потребляю.  — И какое количество уже лет действует твой персональный «сухой» закон?  — Я кроме того не считаю, использовать и все. Я осознал, что алкоголь ничего не облегчает, напротив лишь усугубляет неприятности.

Может, уже с возрастом пришло какое-то познание. А возможно, легко организм устал от спиртного. Я уже собственную цистерну выпил, и на этом все.  — В сорок мужчины часто начинают переосмысливать собственный прошлое, вспоминать о будущем…  -Я не живу прошлым, я его весьма ценю, отношусь к нему с громадным трепетом.

Как каждый человек, по причине того, что это моя жизнь. Но я живу сегодняшним днем. О будущем я ничего не знаю. Я думаю, какое настоящее, такое будет и будущее. И мы сейчас делаем это будущее.  — А тебе бы не хотелось скинуть десяток-второй?  — Нет, а для чего? Я живу собственной судьбой, и не планирую ее переделывать.

Время от времени говорят: если бы я начал жить заново, то я бы сделал то-то и то-то. Это сказки. Я бы сделал все то же самое. В случае если десять лет назад я поступил так, значит, тогда я вычислял нужным поступить так, а не в противном случае. Мне же никто не предложит: давай-ка, мы тебе скинем лет двадцать, но твое самосознание останется таким же, как на данный момент. И вдобавок раз пройти тот же самый путь?

Нет уж, парни, давайте, вы проходите, это все не так легко.  — Поведай о какой-нибудь памятной покупке?  -Я как-то получил денег и приобрел Мерседес, само собой разумеется, не новый, не самый навороченный. Дай, думаю, поезжу на Мерседесе — это таковой соблазн! И у меня его тут же похитили. Я осознал, что мне это не дано.

Сейчас я езжу на средних иномарках. Я не езжу на русских автомобилях не вследствие того что они не респектабельны, а просто они весьма нехорошие — это я заявляю с полной серьезностью и не стыжусь собственных слов. Это ужасные агрегаты, на которых ездить страшно для жизни. Должна быть редкая необходимость, дабы приобрести русскую машину.

Я приобрел «Ниссан», также не новый, 94 года, но весьма надежный, приличный автомобильчик.  — Как ты занимаете собственный досуг?  — Я играюсь в большой теннисе, обожаю путешествовать и просто гулять по улицам. В случае если у меня имеется время, я иду, не имеет значение куда, и что-то в том месте себе думаю.  — Встречные, возможно, определят, подходят?  — Время от времени подходят, но у меня нет для того чтобы стопроцентного узнавания и слава Всевышнему.

По причине того, что широкая популярность, в то время, когда все тебя дергают, возможно, весьма утомляет.  — А вдруг мода на Балуева в кино пройдет, и ты останешься без работы?  — Займусь чем-то вторым. Мне думается, что я не болен данной профессий, не смотря на то, что, само собой разумеется, заражен этим делом, это же такая психотерапевтическая приманка.  Игорь ЛОГВИНОВ

Официальный трейлер фильма храбрец 2016. Премьера фильма 31 марта


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: