А они говорят, виновата сама…

А они говорят, виновата сама...

А они говорят, виновата сама…

На российские киноэкраны вот-вот выйдет мелодрама Кэрол — история однополой любви стареющей светской юной продавщицы и львицы. Она может похвалиться целыми шестью номинациями на премию Оскар, сверхположительными рецензиями заокеанских (да и российских) критиков — и одобрением жюри Кинофестиваля в Каннах.

просматривайте кроме этого Лунная афера: царство конспирологии, либо Гай Ричи по-французски

Но, еще перед тем, как стало известно, что причастные к картине в текущем году остались без желаемой статуэтки, секс-меньшинства инициировали полемику о пресловутой дискриминации. Возмущение, например, привело к отсутствию ленты в главных категориях Вручения Оскара. И уж в случае если активист сделал вывод, что его права нарушаются, никакие победы родственной по духу Девушки из Дании его не разубедят.

Тем более в то время, когда имеется возможность примкнуть к более раскрученной кампании, раздутой темнокожими артистами. Но были ли настоящие основания отмечать призами повесть о неспокойном и бестолковом лесбийском романе двух капризных дам? Давайте попытаемся осознать.

Воздействие Кэрол переносит нас в Нью-Йорк пятидесятых годов. И тут возможно предположить немыслимой красоты декорации того увлекательнейшего времени, обаяние которого известно всем любителям кино (Спилберг с недавним Шпионским мостом не позволит соврать). Но — нет, эра делает в фильме сугубо прагматичную — если не сообщить утилитарную — функцию: топорно подчеркивает гендерное неравенство.

На этом злокозненном фоне отважные героини борются за эмансипацию — а также, сексуальную. Само собой, около царит диктатура патриархальности, неотёсанным образом — о, кошмар! — навязывающая обеим кое-какие представления об ответственности. Если вы рассчитываете, что Кэрол поведает вам о пятидесятых что-то большее (старомодный граммофон, собачка Виктор в одной из витрин да богатые салоны — не в счет), то ваши надежды напрасны.

просматривайте кроме этого Да здравствует Цезарь!: братья Коэн высмеяли охоту на колдуний

То же самое возможно сообщить и об остальных составляющих. Авторы то пробуют добавить в повествование что-то наподобие саспенса, то внезапно чуть ли не трагикомедийные нотки — но и в том месте, и в том месте получается только натужное и, в неспециализированном-то, глупое жонглирование самыми похабными голливудскими клише. Очевидно, предполагается, что отношения умудренной опытом лесбиянки Кэрол и ее наивной молоденькой подруги Терез отрицают каждые намеки на классовую подоплеку происходящего.

А заодно — моральную и любую другую. Увлеченность эгоистки, не скрывающей собственной необыкновенной самовлюбленности и доходящей до крайнего солипсизма, начавшей было создавать семью застенчивой женщиной претендует на исчерпывающую содержательность и абсолютную правдивость.

Кстати, о содержательности. В случае если уж совсем честно, диалоги Кэрол возможно было бы назвать самыми тщетными и скучными за весьма продолжительное время. Героини обмениваются столь заскорузлыми банальностями — да и те сведены к обрывкам — что их многозначительные беседы вызывают то зевоту, то хохот.

К тому же, воспроизводятся эти примитивные философствования с убийственной серьезностью. Реплики же, произносимые вторыми персонажами, легко карикатурны и напоминают зрителю о том, как все около двух дам ненавидят свободу, равенство и… сестринство.

просматривайте кроме этого Тряпичный альянс: каннибализм, либертарианство и пугающая пустота

Еще тяжелее наблюдать на ужасные ужимки красивой актрисы Кейт Бланшетт. Она жеманничает и куртуазничает с прямо-таки анекдотичным усердием. Что до Руни Мары, взявшей, кстати, за эту роль приз в Канне, то ее игровая функция сводится ко грустным взглядам и вздохам на старшую подругу.

Быть может, жюри респектабельного фестиваля высоко оценило постельную сцену, талантливую, но, произвести чувство разве что собственной затянутостью — без намека на деликатность, без которой прекрасная эротика попросту неосуществима.

А ведь стояли за картиной далеко не последние люди. Режиссер — Тодд Хейнс — в прошлом отметился прекрасным квази-байопиком Боба Дилана — музыкальной драмой Меня в том месте нет и культовой Бархатной золотой жилой (в последней, напомним, обращение также шла не в последнюю очередь об однополых отношениях — и многом втором, поданном, в отличие от новинки, задорно и весьма интересно).

Ну а писательница Патриция Хайсмит, по чьей книге и снят фильм, по большому счету не испытывает недостаток в советах, будучи автором Незнакомцев в серии и поезде романов о Томе Рипли. В случае если же вам нужна исчерпывающая и краткая черта, то вот она: кроме того великий Картер Беруэлл, постоянный композитор братьев Коэн, в этом случае разрешил себе открыто халтурный и раздражающе сентиментальный саундтрек. Этим о фильме Кэрол, в принципе, все сообщено.

1.0

Ирина Салтыкова — Серые глаза


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме: