Вы находитесь здесь: Главная > В мире кино > 50 Версий безрукова. актер о своих старых и новых ролях

50 Версий безрукова. актер о своих старых и новых ролях

50 Версий безрукова. актер о своих старых и новых ролях

50 предположений Безрукова. Актер о собственных ветхих и новых ролях

Сергеем Безруковым мы встретились поздно вечером по окончании спектакля «Колдунья» по мотивам рассказов Чехова. График многих нынешних актеров выстроен так, что они дают интервью разным изданиям наскоками, волнами- под проекты, под события.

Вот и я знаю, что Сергею назавтра предстоит встреча с читателями одного из больших изданий, что выходит новый спектакль «Сирано де Бержерак», что он — ведущий концерта в честь нового праздника в Муроме и что я — далеко не единственный журналист, которому он дает интервью в эти дни. Но однако данный оговоренный заблаговременно час он трудится со мной так, как будто бы играется на сцене. Выкладывается.

По-второму, по всей видимости, не может. Русский газета: Сергей, предлогом для отечественной встречи стал новый праздник — сутки любви. Прекрасно бы о любви и поболтать: к родным, к сотрудникам, к работе, к себе… К чужим людям, кстати. Вы так как занимаетесь благотворительностью. Люди не всегда верят, что актеры делают это честно.

Сергей Безруков: Дело в том, что у нас огромное количество воровства существует во всех инстанциях, на любом уровне. Народ в разные фонды, компании, пирамиды не верит и опасается. Перечисляешь деньги на какой-то счет, а дошли ли они до адресата? К примеру, Чулпан Хаматова и Дина Корзун делают : акции, где люди дают деньги напрямую.

И мы с женой Иришей неизменно рады принимать участие в них. В «Современнике» какое количество раз проводились эти акции. на данный момент наконец-то медицинский центр будет строиться для больных детей.

Я прилетел со съемок, примчался на его открытие, опоздав на час. Но не имел возможности не приехать. В то время, когда актер участвует в рекламе, мне это не нравится. Но в то время, когда артист своим лицом «рекламирует» благотворительность, тут я лишь «за». РГ: А в то время, когда артист — лицо той либо другой партии? Либо участник того либо иного шоу: на льду, на ринге? Безруков: Любой человек вправе выбирать, чем он желает заниматься.

Я занимаюсь собственной профессией. И для меня это принципиально важно. У меня имеется гражданская позиция. И если она в чем-то сходится с линией какой-то партии, с правительством, с президентом — превосходно.

То, что я патриот собственной страны, это не громкие слова. И работы мои, и роли тому подтверждение. Я пробую в них показывать русский темперамент. С различных сторон. Указать на ошибки и промахи и одновременно с этим признаться в любви к собственной Отчизне — вот что, мне думается, обязан делать живописец. РГ: По окончании того как я услышала в вашем выполнении стихи Пушкина, намерено отправилась на спектакль, где вы играете роль поэта.

Как вы вычисляете, в то время, когда мужчина завоевывает даму, стихи смогут ему оказать помощь признаться в любви? Безруков: Пологаю, что человек, обращаясь в таковой ситуации к стихам, берет лучшее из тех слов о любви, каковые не имеет возможности высказать сам. По причине того, что сложно придумать что-то более сильное по энергетике, чем стихи, допустим, Есенина. Так сообщить мы в жизни не можем. Не дано ни вам, ни мне. РГ: И вы довольно часто прибегаете в жизни к стихам, в то время, когда вам необходимо произвести чувство? Безруков: Стихи обожаю просматривать весьма.

Имеется любимые поэты: Блок, Мандельштам. Имеется легко по духу родные — Есенин. У него имеется стихи упоительные. Имеется романтика, яркая, чистая, как в «Анне Снегиной», — совсем воздушная. Но имеется стихотворения и с печалью. РГ: Вы не думали о особой программе, где будут собраны любимые стихи в вашем выполнении? Безруков: Буду производить на данный момент есенинский диск «Хулиган». В сериале, посвященном поэту, осталось не так много стихов Есенина из тех, что я просматривал.

Вырезали половину. Они просто не поверили в то, что стихи с экрана смогут восприниматься зрителем. А выяснилось именно напротив: не хватило. Дабы восполнить эту недостачу, я решил записать диск. В том месте будут и песни на стихи Сергея Есенина, каковые я сочинил сам. Это будет литературная композиция, где я буду и петь, и просматривать стихи. РГ: Сергей, у вас такие Есенин и — огромные роли, и Саша Белый, и Пушкин, и Иешуа… Анекдоты кроме того имеется на эту тему.

К примеру, производят Библию, на обложке которой — лицо Сергея Безрукова… Безруков: Пологаю, что все это от «доброты душевной». Зависть, цинизм, каковые иногда превалируют в людях, это безрадосно! РГ: Мой вопрос не о людской оценке, а о вас. Актер, что берется за такие важные работы.

И одной хватило бы на всегда. Как вы переключаетесь? Безруков: Мне это нравится. Не осознаю: разве не хорошо, что актер за собственную жизнь может сыграть большое количество ролей и быть в каждой различным? Так как это то, к чему стремятся многие актеры. Просто не у всех получается. По причине того, что у них — одно амплуа, которое они не смогут поменять.

А мне дано Всевышним и от своих родителей. Я могу быть различным в профессии. Кто-то поверил в преступника Сашу Белого. Но я же не преступник в жизни! А позже был участковый. Имеется и Есенин, и Иешуа… Чем больше будет ролей, тем лучше. РГ: Я видела в «Табакерке» ваш спектакль «Псих».

Кстати, вы, говорят, по нему диск выпустили? Безруков: Да. И на диске, к счастью, сохранилась та энергетика, которую нес спектакль. В то время, когда его монтировали, попытались сделать так, дабы не потерять вот это живое дыхание постановки. Люди, каковые уже взглянули, заявили, что все передано правильно. РГ: Данный спектакль для актера такая соковыжималка…. Безруков: Да на данный момент все пьесы у меня такие.

А Сирано де Бержерак? А Пушкин? Четыре часа идет! РГ: Где вы берете эту энергию? Безруков: Не знаю. В момент выхода на сцену… Я могу быть жутко утомившийся, но когда выхожу на сцену, что-то случается. В то время, когда я вижу глаза зрителей, партнеров, где-то во мне переключается тумблер, и я кроме того не воображаю, откуда берутся силы.

Позже, по окончании спектакля, да — чувство выжатого лимона. Но на сцене, в кадре имеется чувство для того чтобы куража… РГ: По роду таланта вы весьма обаятельный актер. Но в жизни, в особенности в отечественной действительности, точно имеется масса обстановок, каковые провоцируют на резкий ответ… Безруков: Стараюсь не отвечать.

А хамства большое количество. зависти и Злобы. Конечно же, они не смогут не задевать. Основное, это не допускать до себя, держать в стороне, по причине того, что пробовать исправить циника весьма сложно. Говорить ему о том, как ты обожаешь мир, окружающих, безтолку: циник ни при каких обстоятельствах не поверит. Он будет сидеть наоборот, кивать и сказать: не верю.

И мне таких людей жалко. РГ: А романтиков, каковые разочаровываются во всем, не жалко? Безруков: Как сообщить… «Безумству храбрых поем мы песню». В этом жизнь. Неужто она содержится в образе премудрого пескаря, что все про все знает, заблаговременно все уже просчитал и ему ничего не весьма интересно?

Это весьма скучно. Пускай кое-какие будут разбиваться в кровь, спотыкаться, падать, но романтик он и имеется романтик, он все равно поднимется. Кроме того перед смертью он все равно улыбнется. Да, я, возможно, уверенный романтик в жизни, не обращая внимания на усталость и на то, что мне в текущем году в октябре исполнится 35. Не забывайте, имеется у чеховского Платонова известный монолог: «Мне 35, Лермонтов к этому времени семь лет как лежал в могиле.

Я имел возможность бы быть Шопенгауэром, Достоевским!..» РГ: У вас не появляются такие мысли: как, я же имел возможность сыграть такую-то роль, но не сыграл? Безруков: Я не сыграл Ромео… Хлестакова… Гамлета… Чацкого. И многие храбрецы прошли мимо. Возможно, некоторых из них я успею вернуть. Но впереди еще другие роли. Самое серьёзное — это умение перейти из одного амплуа в второе. Остаться инфантильным юным геройчиком мне не угрожает, потому как изначально гены другие: у нас в роду все мужики настоящие.

Я игрался в собственные 20 с лишним молодых. И Моцарт у меня таковой порхающий, летающий, «инфант террибль». Но во втором акте это уже взрослый человек, что в собственные 37 лет пробует порхать, а не получается, по причине того, что жизнь задавила. Он старается быть легким, но уже вериги на ногах. Он не имеет возможности взлететь, оторваться.

Наряду с этим в душе он — безотносительный ребенок. РГ: Из-за чего вы не сыграли в новом фильме Тимура Бекмамбетова «Очень страшен»? Лишь озвучили для русской версии главного храбреца. Бекмамбетов не предлагал вам? Безруков: Нет. РГ: Вы играетесь в новом фильме «Адмиралъ»?

Я наблюдала трейлер, но не заметила вас в нем. Безруков: Легко я в фильме неузнаваем. Обожаю опыты ставить над собой. В то время, когда собирают фокус-группы, каковые наблюдают картину, то их участники в большинстве случаев именуют актеров: Константин Хабенский, играющий Колчака, Боярская — Темерева.

Режиссер Андрей Кравчук увидел мне: «Про тебя почему-то все время говорят: это Каппель». С моей стороны перед моим храбрецом — Владимиром Оскаровичем Каппелем — безотносительное коленопреклонение, по причине того, что он был неповторимой личностью. В 37 лет — генерал.

Потомственный швед, любящий Россию, преданный ей безусловно. Роль маленькая, но она в финале крайне важна, по причине того, что по сюжету завязана с Колчаком: Каппель был его правой рукой. РГ: Вы так рассказываете о России… Вы, в то время, когда звание заслуженый артиста России приобретали, вас, возможно, такие эмоции переполняли?.. Безруков: Официальной церемонии не было. Мне о том, что я уже народный, и все.

Что почувствовал? Одно событие: что все-таки мастера уровня Олега Павловича Табакова, они — народные Альянса. РГ: Но Альянса уже нет… Безруков: Но все равно масштаб сходу ощущается. По причине того, что, в то время, когда ты становишься на одну помой-му ступень: они — народные и я — также, как-то неудобно делается. А так они — Альянса, а мы — РФ!.. Не смотря на то, что говорят: прекрати, что неудобного?

Меня во всех программках в далеком прошлом писали «народный». И объявляли кроме того так, а я все равно опровергал. Но имеется некая официальная приятность. Как сообщила Наталья Гундарева про звание народного: «По крайней мере, бодрит»… РГ: Вы верите в содружество актеров? У вас получается актерская компания, переходящая из фильма в фильм. Я имею в виду массовое кино, начиная с «Иронии судьбы. Продолжение», на данный момент те же храбрецы собрались у Бекмамбетова.

Те же самые будут в картине «Адмиралъ» и, возможно, где-то еще… Безруков: В то время, когда зритель видит актеров из одной истории в второй, он не доверяет самой истории. Но имеется различные фильмы. Имеется «Ирония судьбы. Продолжение», и имеется «Адмиралъ». В силу громадной отличия этих проектов я бы не злоупотреблял необычной отечественной троицей. Прекрасно, что все-таки в фильме «Адмиралъ» главные храбрецы — они вдвоем.

Лиза Боярская превосходно играется Темереву, влюбленную в Колчака. А я — неузнаваемый, и роль маленькая. А с Костей Хабенским у нас уже давнишняя история. Он, к примеру, превосходно игрался Троцкого в «Есенине». Жаль, что эту его работу так никто и не отметил. Незаметно она как-то прошла… РГ: «Дозоры» перебили..

Безруков: Какие конкретно в том месте «Дозоры»! Вот в «Есенине»: Костя сыграл Троцкого, Ксюша Раппопорт — Бениславскую… А Катя Гусева — Миклашевскую! Маленькая роль, но также хорошая работа. Мне жалко, что люди увлеклись политической подоплекой этого сериала. Бури войн и эмоций, каковые велись между националистами и патриотами. Все это ненужное и наносное, а вдруг разобрать саму картину, сцены и актерские работы с позиций мастерства? Никто не удосужился! Все было окрашено политически.

Вот, к примеру, та же самая «Бригада». Не разобрали роль! Как, допустим, сыграть криминального крестного отца? Эволюцию Саши Белого — этого паренька, пришедшего из армии, — от старшего сержанта погранвойск до преступника.

РГ: И это при том, что о «Бригаде» столько писали… Безруков: А писали совсем не то. Про бандитизм, про плохое влияние… Но я-то не Саша Белый, я — актер Сергей Безруков, я играл роль. РГ: Многие юные люди грезили быть похожими на Сашу Белого. Безруков: Робин Гуд — был таковой преступник. Кое-какие игрались позже в Робин Гуда.

Он был реально действующий персонаж. Но Саша Белый — это вымысел. Это придуманная история, гангстерская сага типа «в один раз в Америке». Однако все как сошли с ума: Безруков — это Саша Белый! А позже я «перепрыгнул через голову», убрал фактически все краски и сделал полностью акварельный образ участкового Кравцова. В сериале «Участок». Для актера — это именуется акварель — легко органичное существование. По большому счету нет никаких приспособлений.

Легко взор. А какое количество я нахлебался от огромного количества хороших людей, каковые пробовали мне поставить в вину роль Иисуса Христа. Да не Иисус — Иешуа! Просматривайте Булгакова! РГ: Для чего вы просматриваете эту критику? Безруков: Я разобраться: неужто они все видят и замечательно знают, но ни при каких обстоятельствах не примут?

А в фильме «В июне 41-го» я сыграл русского воина! У нас обожают сходу зачеркнуть, практически приклеить ярлык: «Да какой храбрец? Таких храбрецов было в начале войны миллионы!» И прекрасно, что были такие люди. Так как это — настоящие солдаты.

Принципиально важно кроме того не столько, как я сыграл. Неужто сама роль не вызывает желания и симпатия сказать: пускай будет как возможно больше таких ролей, тогда воспитание в армии будет такое, что в случае если дана присяга, то рядовой погибнет на должности, в случае если необходимо. По причине того, что не имеет возможности в противном случае, присяга — не безлюдные слова. А тут аналогии с Сашей Белым… РГ: Ну да, цитирую: «Иешуа говорит голосом Саши Белого».

Но я думаю, Сергей, что о вас еще будут писать и писать. И ваши роли еще будут разбирать и разбирать… Безруков: Не нужно! Я тружусь не чтобы позже писали. Я вправду отдаюсь каждой роли. А оценят критики — не оценят, разберут — не разберут… Имеется личная правда — внутренняя, моя.

В случае если я потратился, в случае если я отдался, в случае если я сам себе внутренне в данной роли верю… И так как роли различные, и в этом таковой потрясающий кайф актерский… РГ: Вы его в каждой работе ловите?

Безруков: Да. Это по отечественной актерской кухне. Кто-то не имеет возможности перевоплотиться до таковой степени, в то время, когда начинает жить в образе собственного храбреца, становиться им. Все равно имеется некоторый зазорчик. Осознаёте, актеры играются кого-то. А нет ничего неинтереснее, в то время, когда кого-то играешься и сам в это не веришь. Имеется актерские корни, каковые воспитаны моей школой — Школой-студией МХАТ. Я — мхатовец.

У меня корневая совокупность — будь здоров! У меня папа — мхатовец, его учили мхатовцы. И меня также! Табаков — мхатовец! Я обожаю играться, но наряду с этим, перевоплощаясь, жить. Вот захотелось мне побыть гангстером. И я на полтора года стал им! Раз — и ты живешь второй судьбой.

Мы же все лишь об этом и грезим. Вспомните, как гениально Вицин игрался Мишеньку Бальзаминова: вот если бы я был царь… Это вот то же самое чувство. Детское. Я был счастлив, в то время, когда мне внесли предложение сыграть в фильме про войну. Я надел форму, и она — как влитая. Вот оно — превращение! РГ: А Сирано? Безруков: Сирано?

Ужасный человек. Имеется в виду некрасивое лицо, но какая боль ребенка. Он обаятельный кроме того в собственном уродстве. Весьма увлекательное у меня лицо, я намерено грим себе подобрал, шнобель сделал. Причем не просматривал ничего о Сирано специально. Не смотря на то, что мне предлагали литературу. Я желал отвлечься, сделать сам.

И в то время, когда мы сами придумали шнобель, мне принесли материал и сообщили: обрати внимание, ты просматривай, какой шнобель был у Сирано. (Протягивают мне сотовый телефон, где фотография грима Сергея в роли Сирано. На носу — рубец.) Я предугадал! Вот это момент той самой актерской интуиции, в то время, когда ты собственного храбреца.

У него был шнобель целый в шрамах. Этакие бойцовские ссадины… Сирано во всех фильмах и спектаклях — человек уже довольно-таки немолодой, а ведь они с Роксаной фактически ровесники, у них отличие около пяти с лишним лет. Ему от силы 27, он еще весьма молод! РГ: По причине того, что его редко в то время, когда играются юные актеры…

Безруков: А он — молод! Он этакий «сержант», он боец. Он солдат прежде всего. РГ: Он — поэт. Безруков: Да, не спорю.

Но и солдат. Он — дружно. Он прекрасный, остроумный, блестящий. Но в то время, когда нужно, он боец. РГ: Вы на данный момент снимаетесь в картине по роману Мамина-Сибиряка «Дикое счастье» на Свердловской киностудии… Безруков: Буду. Идут переговоры.

Но уже подготавливаюсь заблаговременно (показывает на себя) — из-за чего, вы думаете, я так выгляжу: бороду отпустил, волосы долгие? А на Свердловской киностудии я решил сняться вследствие того что материал уж больно хороший. Это классика. Урал.

Мне весьма интересно покопаться в характере человека Гордея Брагина, что золото добывает. Отыскал золотую жилу, и неспешно золото свело его с ума. РГ: А вам не жалко, в то время, когда у вас весьма сильная актерская работа и вы осознаёте, что целый фильм, в котором вы снимаетесь, до вашей работы не дотягивает? Безруков: Ну, куда деваться.

Итог в кино — это по большому счету лотерея!

 

 Сусанна Альперина  «Русский газета» — Федеральный выпуск №4707 от 16 июля 2008

Самые богатые русские актеры 2016: рейтинг Forbes


Записи каковые требуют Вашего внимания:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

Теги: , ,

Комментарии закрыты.